НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава шестая. В мировой элите

"Золотой запас" команды

Авторитет спортивных и творческих достижений Штейна так повысился, что его включили в сборную СССР для участия в XVI Олимпиаде - командном чемпионате мира, проходившем в ноябре 1964 года в Тель-Авиве. Приехали шахматисты 50 стран - фактически вся мировая элита. Не было лишь Фишера, что очень огорчало участников сборной США, за исключением, пожалуй, Решевского. Дело в том, что эти два гроссмейстера поссорились еще в 1961 году, когда матч между ними прекратился в результате скандала, а призовой фонд был разделен по решению суда... С тех пор они долго не соглашались играть в одной команде. Американцы больше желали бы видеть в сборной Фишера, но тот, по их словам, пожелал вдвое больший гонорар, чем Решевский...

Штейна весьма удивило такое своеобразное отношение чемпиона США к спортивному престижу своей страны. Сам Леонид считал для себя большой честью, что ему доверили место в сборной СССР. Даже в роли первого запасного, хотя он и был чемпионом страны. Такое решение было полностью оправданно. Ведь в основном составе выступали чемпион мира Петросян, экс-чемпионы Ботвинник и Смыслов, второй призер турнира претендентов Керес. Вторым запасным был один из героев Амстердама - Спасский. Вне сборной остались такие именитые гроссмейстеры, как Таль, Геллер, Бронштейн...

Но разделение игроков в сборной СССР на основных и запасных было чисто формальным. Оно означало только, в каком порядке расположатся в том или ином матче наши гроссмейстеры. Сила советской сборной на олимпиадах заключалась не только в именитых лидерах, но и в высококлассных запасных, которые могли их достойно заменить в любом матче против любого соперника. Это позволяло равномерно распределять нагрузку между всеми шестью игроками. Не удивительно, что сборная СССР выигрывала подряд все олимпиады.

В Тель-Авиве роль сильного резерва была особенно велика, потому что турнир проходил в чрезвычайно сложных условиях: ежедневно утром - по четыре часа доигрывания отложенных партий, а после обеда - еще пять игровых часов. Словом, лидерам команд, не имеющим полноценной замены, временами приходилось "работать" по девять часов ежедневно. Сборная СССР эту проблему решала просто: тот, кому приходилось с утра доигрывать, вечером не выступал.

Если, к примеру, лидеру сборной ФРГ гроссмейстеру В. Унцикеру пришлось сыграть 18 партий из 20, то в нашей команде Ботвиннику и Кересу, как самым старшим,- только по 12, остальным - по 13.

Штейн быстро завоевал доверие коллектива, и в финале его заявляли почти на все самые важные матчи. Особенно после неожиданного поражения сборной СССР в пятом туре финала от шахматистов ФРГ - 1:3, когда ее лидерство оказалось под угрозой. Штейн также играл в том матче и был частично виновен в неудаче: не сумел реализовать перевес против мастера X. Пфлегера - партия окончилась вничью...

В шестом туре наши гроссмейстеры взяли верх над болгарами - 3 : 1, причем Штейн выиграл у сильного мастера Н. Спиридонова. Седьмой тур - трудный матч с югославами. Победа Штейна над гроссмейстером А. Мата нови чем позволила нашей команде добиться ничьей - 2 : 2. На финише прекрасно играла вся наша шестерка, пример показывали лидеры. Решающим был матч с командой США, потерпевшей разгром - 0 : 4! К этому "приложил руку" и Штейн, который вынудил сдаться гроссмейстера А. Бисгайера. В следующем туре - опять солидная победа над аргентинцами - 3,5 : 0,5. Штейн выиграл у Б. Векслера...

Одним словом, сборная СССР завоевала золотые медали. Леонид Штейн был удостоен специального приза за наилучший результат среди первых запасных - 10 очков из 13 возможных. Выступление в одном коллективе с ведущими советскими гроссмейстерами оказалось для него прекрасной школой.

Повторение пройденного

Давно уже у Штейна не было такого плотного графика выступлений, как в конце 1964 года. В сентябре он играл в Баку за сборную общества "Авангард" на полуфинальном турнире всесоюзного командного первенства, в октябре - в Москве, где проходил финал этого турнира, в ноябре - на Олимпиаде, а уже в декабре стартовал в 32-м первенстве СССР. Хотя был очень утомлен, но отказываться от участия не хотелось. К тому же турнир проводился в столице Украины, где у Леонида было столько друзей!

И опять повторился знакомый сюжет. Начал с поражения, потом сделал четыре ничьи подряд. А в следующих двенадцати турах одержал семь побед при пяти ничьих. И это никого не удивило, как и его финиш - пол-очка из двух...

В итоге Штейн набрал столько же очков, сколько и на прошлом чемпионате СССР в Ленинграде, где он разделил 1-3-е места. А вот награда за "повторение пройденного" была в Киеве более скромной: лишь 4-е место. Штейн играл не хуже, чем в прошлом году, зато другие участники - лучше! В этом, пожалуй, есть своя справедливость: если стоишь на месте, тебя опережают.

Но период застоя длился недолго.

Неповторимый взлет

После 32-го первенства СССР Штейн на протяжении более чем двух лет пребывал в такой прекрасной спортивной форме, что его турнирные успехи достигли своих вершин. Этот продуктивнейший период в его спортивной жизни длился приблизительно с марта 1965 года по июнь 1967 года.

За это время он выступил в девяти личных соревнованиях: трижды был первым, один раз поделил 1-2-е места, четырежды финишировал вторым, а наименее удачным результатом был дележ 2-3-го мест (зато с чемпионом мира Петросяном!). Такая стабильность присуща только выдающимся шахматистам в пору их расцвета. Ни единого посредственного результата! Только хорошие и отличные. Притом все три первых места завоеваны в самых главных соревнованиях того периода: двух чемпионатах СССР и крупнейшем международном турнире гроссмейстеров.

Для полноты картины нужно вспомнить еще о двух золотых медалях львовского гроссмейстера - в командных чемпионатах Европы (1965) и мира (1966).

В Гамбурге в июне 1965 года собрались шесть сильнейших команд Европы: СССР, Югославии, Венгрии, ФРГ, Румынии и Голландии. По уровню этот турнир мало чем уступал олимпиаде, да и состав участников был не менее интересным, потому что в команды входило десять основных игроков и два запасных.

Штейн играл на шестой доске во всех десяти турах без единой замены и принес коллективу 7 очков. По итогам турнира советская сборная опередила команды Югославии и Венгрии на целых 7 очков.

Из Гамбурга Штейн отправился в Москву, где его уже ждала сборная Украины, которая должна была выступить на VIII Спартакиаде профсоюзов СССР. В матче с командой Москвы он встретился с Михаилом Ботвинником. Играя белыми, прославленный экс-чемпион мира по всем правилам шахматной науки захватил важные стратегические пункты, но, как только пришел черед тактике, тут же Штейн показал свое мастерство. Участники команд глазам своим не верили: только что у Штейна был проигранный миттельшпиль, и вдруг у него уже выигранный эндшпиль! Штейн победил, и сборная Украины в конце концов сумела завоевать серебряные медали, уступив лишь шахматистам РСФСР.

Вторая золотая

Возвращаясь к турнирным выступлениям Штейна тех двух лет, легко заметить, что, несмотря на колоссальные успехи, он так и не избавился от некоторых своих спортивных недостатков, ставших просто хроническими. Самым уязвимым его местом оставался вялый старт.

Уже в первом туре 33-го первенства СССР, начавшегося в декабре 1965 года в Таллине, Штейн проиграл Сахарову. Это было не случайное поражение: киевский мастер прекрасно подготовился в популярном дебютном варианте, а против таких сюрпризов мало кому удается устоять на ногах. После пяти туров у львовянина была лишь половина возможных очков. Потом начался его знаменитый спурт. Он догнал героя старта Полугаевского, затем, победив в личной встрече, обогнал его и, не снижая темпа, в блестящем стиле выиграл еще и последнюю партию.

Так была завоевана вторая золотая медаль чемпиона СССР.

Класс Штейна был тогда столь высок, а победы столь убедительны, что даже всем известные недостатки гроссмейстера из Львова начали казаться его конкурентам... достоинствами!

На острове свободы

В октябре - ноябре 1966 года в Гаване, столице Кубы, проходила XVII шахматная Олимпиада. На этот раз Штейн уже был игроком основного состава - на четвертой доске, впереди - Петросян, Спасский и Таль.

Его не могла не поразить разница в организации двух олимпиад, в которых он принимал участие. Если на прошлом турнире был минимум условий для полноценного шахматного творчества, здесь - максимум. Штейн имел честь лично познакомиться с Фиделем Кастро, который возглавлял подготовительный комитет Олимпиады и не пропускал, несмотря на крайнюю занятость государственными делами, возможности побывать на турнире. Познакомился он и с легендарным Че Геварой - пылким любителем шахмат.

Казалось, что вся Куба в те дни живет Олимпиадой. На открытии соревнований во Дворце спорта присутствовали 14 тысяч человек. Игра проходила в зале размером в тысячу квадратных метров...

Во время одного из приемов у Фиделя Кастро снова встретились Штейн и Фишер.

- Помнишь, Бобби, как мы играли с тобой "блиц" в Стокгольме? - сказал Леонид.- Не сыграть ли нам несколько партий и сейчас?

- Зачем "блиц"? - ответил Фишер.- Лучше бы нам сыграть настоящий матч. Ты чемпион СССР, я чемпион США. Разве не интересно встретиться?

Сразу же разработали условия: играть до шести побед, не считая ничьих. Фишер взял под руку президента Кубинской федерации шахмат Луиса Барре-раса и подошел к Фиделю Кастро:

- Не могли бы вы организовать на Кубе матч между мной и Штейном?

- Я не против,- сказал Фидель Кастро.- Гарантирую все условия. А когда хотите играть?

- Сразу же после Олимпиады! - предложил Фишер.

- Сразу же? - удивился Штейн.- Олимпиада заканчивается 20 ноября. А через месяц начинается чемпионат СССР. Я не могу пропустить этот турнир, потому что он зональный, и если я в нем не буду играть, то потеряю возможность бороться за мировое первенство. Может, встретимся в следующем году?

- Только сейчас! - настаивал Фишер.

Так тогда и не договорились, А через несколько дней Леонид с удивлением узнал об интервью, в котором Фишер заявил: "У меня создается впечатление, словно советские гроссмейстеры избегают матчевой встречи со мной".

Штейн заявил в кубинской печати, что он готов сыграть матч, но в удобное для себя время.

Сборная США, возглавляемая Фишером, долгое время конкурировала за лидерство с командой СССР. Но в итоге наши шахматисты завоевали золотые медали, опередив американцев, которые стали серебряными призерами, на целых 5 очков. Штейн в 12 партиях набрал 9 очков.

Разве забудешь торжественное закрытие Олимпиады, когда медали победителям вручал сам Фидель Кастро! А невиданный в истории шахмат грандиозный сеанс одновременной игры на залитой огнями площади Революции, который дали участники Олимпиады 6840 кубинским шахматистам! Все это было похоже на сказку...

После возвращения из Гаваны Штейну сразу же пришлось опуститься "с небес на землю" и поспешить в Днепропетровск на шахматный турнир IV Спартакиады Украины, где он возглавлял сборную Львовской области. Он был первым среди лидеров команд, набрав 6 очков из 7 возможных и обогнав на пол-очка Геллера.

И вновь с корабля на бал. 34-е первенство СССР началось в Тбилиси в декабре 1966 года. Игра пошла по необычному для Леонида сценарию.

Тбилисские перипетии

На четыре путевки в Тунис, где через год должен был состояться очередной межзональный турнир, претендовало, кроме него, столько именитых гроссмейстеров, что на них и вдвое большего количества вакансий было мало. Здесь и давние соперники - Смыслов и Геллер, Бронштейн и Холмов, Полугаев-ский и Тайманов, и относительно новые конкуренты, как, например, рижанин Айвар Гипс-лис, которому, наверное, надоело быть в родной Латвии только "тенью" Михаила Таля.

Старт Штейна обещал быть сенсационным: две победы подряд, потом ничья со Смысловым. В шестой раз уже играет он в чемпионатах страны, но никогда раньше не удавалось ему так хорошо начинать. Неужели избавился наконец от плохой привычки?

В четвертом туре он проиграл Геллеру. Ужасно ругал себя за это поражение. Не только потому, что опять испортил себе старт. И не только потому, что в последнее время стал регулярно проигрывать Геллеру. Всегда отважный боец, он в этой партии дрогнул еще до ее начала, наметив дебютный вариант, в котором самой светлой перспективой для него была только ничья!

Настроение испортилось, и в следующих турах Леонид начал делать ничьи-одну, вторую, третью, четвертую... Опять сказалась одна из его старых бед - неумение полноценно готовиться к соревнованиям.

Именно сейчас он особенно остро стал чувствовать, как трудно ему без тренера, без постоянного помощника, который всегда был бы рядом. Во Львове немало искренних друзей и добрых приятелей, но для такой роли никто из них не подходил. Недаром Геллер давно уже советовал переехать в Киев. После турнира нужно будет посоветоваться с женой...

А тем временем ему помогает местный мастер Юрий Чиковани. Приятный молодой человек и сильный шахматист, он искренне за него болеет, старается поддержать чем и как может.

Это были трудные дни для Леонида. Рассказывал потом, что никак не мог найти себя, играл словно через силу. Впрочем, такое и раньше случалось, а потом он втягивался в турнирный ритм и начинал свой коронный спурт.

Теперь что-то не получалось. Стоило победить подряд Тайманова и Дорошкевича, как проиграл Полугаевскому. Только взял верх над Холмовым - и вместо того, чтобы развить успех, три ничьи подряд.

Но он уже чувствовал, как возвращается к нему за шахматной доской ощущение легкости и непринужденности, когда правильные планы и красивые комбинации рождаются словно сами собой. За пять туров до финиша он отставал от Геллера, Крогиуса и Тайманова, почти рядом с ним приготовились к заключительному рывку Гипслис, Смыслов, Полугаевский. Но Штейн уже услышал, как звучит для него тот гонг, который когда-то давал знать футболистам о том, что до конца матча осталось пять минут.

Третья золотая!

Молниеносная победа над Бронштейном - и львовянина уже не остановить. Конкуренты отстают один за другим. Штейн опять получает золотую медаль!

"Завоевать первое место в чемпионате СССР может только очень сильный гроссмейстер. А чтоб выиграть три из четырех последних чемпионатов, нужно быть выдающимся шахматистом. Ведь не случайно кроме Штейна это удавалось лишь Ботвиннику",- писал в итоговой статье главный судья первенства международный арбитр Л. Абрамов.

Этот спортивный и творческий триумф, кстати, совпал с другим значительным событием в жизни Штейна: в 1967 году он стал членом КПСС. Теперь его требовательность к себе намного возросла.

Сам он не переоценивал своих достижений в соревнованиях. Стать чемпионом СССР, даже и трижды,- не самоцель. Не менее важно, что снова открылся шлагбаум перед межзональным турниром. Теперь уже было аннулировано "правило трех". И как знать, может, третья попытка будет более счастливой...

Кроме того, Штейн был согласен со специалистами, которые замечали, что даже трехкратный чемпион СССР не обязательно сильнейший шахматист страны. А если в соревновании не принимают участия все ведущие шахматисты? То-то и оно. Ты трижды финишировал первым в этих турнирах, но ни в одном из них не играл, к примеру, чемпион мира Петросян. А Таль? Его также не обгонял в турнирах Штейн. Кроме того, Спасский, Керес, Геллер и Бронштейн в эти же годы достигли большего, чем он, на международной арене.

Турнир турниров

И вот появилась прекрасная возможность доказать свою силу в сражениях с сильнейшими! В Москве в мае начинался большой международный турнир восемнадцати гроссмейстеров, посвященный 50-летию Октября. Играют и зарубежные "звезды" (в их числе Портиш, Глигорич, Филип), и все самые именитые советские шахматисты: Петросян, Смыслов, Таль, Спасский, Керес, Геллер, Бронштейн.

Рядом с Бронштейном
Рядом с Бронштейном

Перед этим "турниром турниров" Штейн неплохо выступил в довольно сильном по составу соревновании в югославском городе Сараево, где он разделил 1-2-й призы с гроссмейстером Ивковым.

Во время жеребьевки все с интересом ожидали, кому достанется первый номер. Есть в этом нечто символическое, да и лишняя партия белыми фигурами не помешает. А тут все, словно сговорившись, обходят сувенирную куклу, в которой спрятан этот номер. Фамилии называют по алфавиту, а Штейн в списке последний... Вот уже остаются двое: Филип и он. Перед чехословацким гроссмейстером - две куклы. Он берет одну из них, раскрывает:

- Номер десять...

Один из судей в шутку говорит:

- Словно сговорились все оставить Штейну первый номер!

Леонид доволен: хорошая примета поднимает настроение.

Он начал со спокойной ничьей с Талем, а потом взял верх над венгром И. Билеком - аккуратно, последовательно, не оставив сопернику ни единого контршанса. После этого опять дважды сыграл вничью, а в пятом туре - неудача. Штейн рисковал, хотел выиграть, поэтому разыграл черными против Ф. Георгиу дебютную систему, сложную для обеих сторон. Но румынский гроссмейстер прекрасно разобрался во всех деталях.

Ну что ж, не впервые подходить к турнирному экватору со скромным багажом. Шестой, седьмой туры - ничьи. Штейн, хотя и знает, что для него такой старт - первое "фирменное блюдо", все же обеспокоен. А что, как второго вдруг не подадут?.. Вон в Тбилиси сколько пришлось ждать...

И покорил, и убедил

Уверенность появилась после восьмого тура. Если удалось так легко разгромить оборону "труднопробиваемого" Портиша, значит, игра пошла! Леонид играет с необычайной выдержкой. Черными после поражения от Георгиу уже не рискует, не избегает ничьих. Исключение составляет только Глигорич, потому что с ним он всегда играет удачно фигурами любого цвета. И югослав проигрывает Штейну белыми. Когда же белым цветом владеет Штейн, его удары неотразимы. И что приятнее всего - его победы закономерны. Нет взаимных ошибок, колебания весов. Какую партию он выиграл в двенадцатом туре у Кереса!

Правда, в четырнадцатом туре случилась небольшая помарка. Такого трудного партнера, как Геллер, удалось переиграть, уже готовился решающий удар... Поторопился Леонид, и победа выскользнула из рук. Ничего страшного! Шахматист - не компьютер. Главное теперь - забыть об этом, в следующем туре не проиграть черными Петросяну, а потом попробовать взять верх белыми над Ульманом.

Так и произошло. Гроссмейстера из ГДР он обыграл за полчаса! Он уже лидер турнира, конкуренты отстают на целое очко!

Этот интервал сохранился и на финише.

Не часто бывает, чтобы все так удачно совпало: и повышение класса игры, и прекрасная спортивная форма, и благосклонность судьбы. Ничто не мешает сильнейшему доказать, что он чемпион страны не только по титулу.

Что теперь скажут авторитеты?

В заключительном номере турнирного бюллетеня гроссмейстер Александр Котов писал: "Леонид Штейн дал в турнире немало интересных примеров комбинационных решений острого шахматного боя. Меня лично привела в восторг быстрота, с которой он нашел и осуществил интересную комбинацию с жертвой ферзя против Глигорича. Запоминаются также его атаки во встречах с Ульманом, Кересом. Штейн получил специальный приз за наибольшее число побед, а это всегда свидетельство храбрости и отваги, помноженных на высокое мастерство. Леонид Штейн уже закрепился в списках сильнейших шахматистов мира. Успехи последнего времени приблизили его к самому подножию шахматного трона. После третьей золотой медали чемпиона страны, побед в Сараево и Москве многие верят, что именно гроссмейстеру из Львова придется через два года бороться против Тиграна Петросяна".

Это не было преувеличением. Если до сих пор партии Штейна только покоряли сердца, то теперь они еще и убеждали. Он уже демонстрировал и результаты, и стиль кандидата на мировое первенство. Никто тогда, летом 1967 года, не высказывал сомнений, что в следующем межзональном турнире Штейн сумеет завоевать наконец место в первой шестерке, а с ним и путевку на соревнования претендентов.

...В атмосфере общего ожидания новых взлетов порой дышится не легче, а труднее. Так случается с альпинистом, впервые достигшим неприступной вершины и видящим перед собой новые высоты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава













© TABLE-GAMES.RU, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://table-games.ru/ 'Настольные игры'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь