Новости

Библиотека

Ссылки

О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

В. Б. Малкин

Виктор Борисович Малкин родился в 4923 г. в семье врача. И он еще в детстве решил посвятить себя этой гуманной профессии. После окончания школы Виктор поступил в медицинский институт, который закончил в 1945 г.

Затем в аспирантуре Академии медицинских наук СССР под руководством академика Л. С. Штерн (1878 - 1968) работал над диссертацией "О возможности использования мощного конденсаторного разряда для прекращения фибрилляции сердца".

В последующие годы Виктор Борисович занимается решением проблем высотной физиологии. В его докторской диссертации (1963 г.) исследовался, в частности, вопрос о защите экипажа летательного аппарата в случае разгерметизации кабины на высотах порядка 20 и более километров. Профессором В. Б. Малкиным написано свыше двухсот статей и несколько книг.

С шахматами Витя Малкин познакомился еще до школы. В 1936 г. он записался в только что организованный шахматный кружок Московского дома пионеров. Вскоре руководитель кружка М. М. Юдович организовал поединок своих питомцев с С. Флором, в те годы одним из самых известных гроссмейстеров мира. В том сеансе приняли участие сильнейшие шахматисты-школьники Москвы. С. Флору удалось победить их с большим трудом и минимальным перевесом 151/2:141/2. Он был очень огорчен итоговым результатом, ведь не мог же знать тогда гроссмейстер, что один из его победителей, В. В. Смыслов, станет чемпионом мира, другой - В. П. Симагин - гроссмейстером, равно как и сделавший с ним ничью Ю. Л. Авербах.

Рис. 14. Экс-чемпион мира в игре по переписке профессор В. П. Загоровский дает интервью корреспонденту телевидения
Рис. 14. Экс-чемпион мира в игре по переписке профессор В. П. Загоровский дает интервью корреспонденту телевидения

Виктору Малкину удалось свести свою встречу вничью, и в газете "64" в отчете о сеансе С. Флора была упомянута и его фамилия.

В. Б. Малкин рассказывает: "В 1939 г. я прекратил систематическое посещение шахматного кружка, ограничиваясь легкими партиями с друзьями. Теперь вспоминая годы юности, думаю, что основной причиной охлаждения к шахматам было увлечение поэзией, требовавшей, как и шахматы, полной эмоциональной отдачи.

В 1940 - 1941 гг. мои товарищи, продолжавшие занятия в кружке, получили первую или вторую категории, а у меня так и оставалась третья.

Зимой 1941 г. в Омске, где я тогда учился в медицинском институте, организовали шахматный матч Мединститут - Дом пионеров. Мне доверили первую доску, и я встретился с руководителем шахматного кружка Дома пионеров мастером А. П. Сокольским. В худшей позиции я пожертвовал ферзя и спас партию..."

Через некоторое время по ходатайству А. П. Сокольского Виктору Малкину была условно присвоена первая категория и его допустили к участию в чемпионате Омска, в котором играли мастера В. А. Васильев и А. П. Сокольский, несколько кандидатов в мастера и сильнейшие первокатегорники. В этом турнире В. Б. Малкин подтвердил свою "условную" первую категорию.

В 1944 г. после возвращения со Вторым мединститутом в Москву Виктор Борисович продолжал выступать в составе институтской команды, являясь как бы играющим тренером. В том же году В. Малкин вместе с Я. Эстриным, М. Бейлиным, В. Люблинским (все они были тогда кандидатами в мастера) играл в финале спортобщества "Труд". Через два года он занял третье место в первенстве общества "Медик" вслед за мастерами Г. И. Равинским и А. Н. Чистяковым, но впереди Я. И. Нейштадта, А. М. Садомского, М. Н. Павлова-Пьянова и др.

В 1948 г. перед завершением работы над кандидатской диссертацией он прекратил участие в шахматных состязаниях и с тех пор не играл ни в одном турнире...

Вот как объясняет Виктор Борисович, почему так получилось: "Причиной этому была беседа с моим научным руководителем академиком Л. С. Штерн, которая просила меня прекратить игру в шахматы, так как считала это несовместимым с серьезной научной работой. Я дал слово своему научному руководителю и перестал играть, но, разумеется, продолжал все эти годы любить шахматы. Постепенно меня все более и более стали привлекать вопросы психологии шахматной игры и как ученого интересовать вопросы психофизиологии. Я стал думать о том, чем отличается мышление одного крупного шахматиста от другого? Высказал идею о том, что роль интуитивного и логического мышления в творчестве выдающихся шахматистов различна. Так, например, у Ласкера и Ботвинника доминирует логическое мышление, в то время как у Капабланки и Петросяна весьма сильно развито интуитивное. Начал размышлять о путях, способствующих развитию интуитивного мышления (игра в блиц) и логического мышления (анализ позиций с перебором вариантов), стал думать о роли возраста в шахматной игре, о том, почему в команды вводятся юноши и девушки, а нет ветеранов?!

Меня также заинтересовал вопрос об этической стороне игры и в связи с этим - о психологическом взаимодействии противников, и многое другое. На эти темы я эпизодически пишу в шахматной прессе".

На вопрос, что общего у науки и шахмат, Виктор Борисович отвечает так: "Шахматы и наука имеют как общее, так и существенные различия. Мне вспоминается, что лет 15 - 20 тому назад В. Смилга - физик, хорошо играющий в шахматы, написал статью, в которой утверждал, что создание программы для ЭВМ, играющей в шахматы в силу гроссмейстера, идентично созданию программы ученого высокой квалификации. С этим заключением я не могу согласиться, так как существует различие в содержании научного творчества и в игре шахматистов.

А. Эйнштейн когда-то заметил: "Бог мудр, но не коварен". Этими словами великий ученый высказал мысль о том, что природа (бог) не коварна, т. е. ее законы неизменны и не зависят от познающего их ученого. Естествоиспытатель в процессе познания природы изыскивает различные методы исследования ее и в конце концов добивается успеха, так как природа "не коварна", она не противоборствует, а остается всегда такой, какая она есть. Другое дело - игра в шахматы. Число возможных шахматных позиций необозримо, в этом шахматы сходны с природой, но в шахматы играют люди, которым свойственно ошибаться, и каждому - по-своему. В связи с этим при выборе хода шахматист (порой неосознанно) учитывает стиль игры противника и старается навязать ему наиболее трудные для него задачи. В отличие от природы человек-шахматист "коварен". Вот почему велика роль психологии в современных шахматах.

Эм. Ласкер - основоположник психологического подхода к игре - уже в 26-летнем возрасте отмечал, что самое интересное в поединке шахматистов - это ошибки, которые делают играющие, и их причины.

Итак, психология, ее большая роль в шахматной игре определяет основные отличия шахматиста от исследователя в области естественных наук (правда, существуют военные науки, где это отличие во многом стирается).

Сходство же шахматного творчества с научным велико. Аналитический подход к научным проблемам и, например, к изучению дебюта или какой-либо другой стадии шахматной партии, практически идентичны. Шахматное творчество, так же как и научное, в основном определяется двумя факторами: интуицией и логическим мышлением.

Ученый при выборе темы исследования, как и шахматист при выборе хода, сначала действует интуитивно, отбирая наиболее существенные возможности, а затем уже оперирует логическим мышлением, анализируя и оценивая их. Важно и то, что шахматы развивают у человека многие качества, которые очень полезны для успешной деятельности ученого: аналитические способности, логическое мышление, способность длительно концентрировать внимание на решении определенной задачи и одновременно способность к быстрому переключению внимания, оперативную память, волевые качества и эмоциональную устойчивость.

Исключительно полезна игра в шахматы для лиц пожилого возраста. Шахматы тренируют мозг, препятствуют развитию атеросклероза мозговых сосудов, защищают мозг от увядания".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://table-games.ru/ "Table-Games.ru: Настольные игры"