Новости

Библиотека

Ссылки

О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

На родине Пауля Кереса

"Девятнадцатилетняя студентка Красноярского университета Е. Ахмыловская совершила настоящий спортивный подвиг. Почти не имея опыта участия в международных соревнованиях, она вырвала победу в острой конкуренции с другими именитыми шахматистками".

Так оценил выступление Ахмыловской на межзональном турнире в Росендале еженедельник "64".

Предвидеть триумф Елены в Голландии действительно было нелегко. Например, Гаприндашвили предсказывала на старте двух межзональных турниров: "Если в Тбилиси борьбу за победу поведут советские шахматистки, то в Голландии нашим шахматисткам попасть в заветную тройку будет очень трудно".

Основания для такого неутешительного вывода были веские. Людмила Белавенец и Татьяна Фомина - победительница и серебряный призер первенства страны 1975 года - крайне неудачно выступили в следующем первенстве, замкнув турнирную таблицу. Ахмыловская и вовсе не попала в финал, потерпев неудачу на предыдущем этапе. А ведь год назад красноярская шахматистка на одном дыхании выиграла полуфинал, потом неожиданно стала одной из героинь финала, который одновременно был зональным турниром ФИДЕ.

Елена не избалована славой. Некоторое головокружение от успехов быстро прошло после неудачи в полуфинале, рельефно показавшей изъяны в ее подготовке. А ведь вначале все складывалось как нельзя лучше. За месяц до злополучного полуфинала Ахмыловская выиграла крупный международный турнир в румынском городе Синае. Победу она обеспечила себе за два тура до финиша. Согласитесь, результат необычный для дебютантки.

К первому выезду в "большой свет" она готовилась вместе с мастером Владимиром Лепешкиным, который заведует отделом партий в журнале "Шахматы в СССР". Наставник живет в Москве, далеко от нешахматного Красноярска, но Елена в восторге от творческого содружества. Ведь многотрудный спортивный путь от начинающей шахматистки до участницы межзонального турнира Ахмыловская преодолела без постоянных тренеров.

Талант такой величины нетрудно разглядеть и через сибирские просторы. Лену пригласили на занятия в заочную школу Ботвинника, где ей, как и двум десяткам других одаренных юношей и девушек, дали домашние задания для дальнейшей самостоятельной работы. Но если другие слушатели курсов могли совершенствоваться у опытных тренеров, то Лена должна была полагаться только на себя и маму. Лидия Николаевна, перворазрядница и экс - чемпионка края, сумела привить любовь к шахматам дочери, которая настолько хорошо усвоила уроки Ахмыловской - старшей, что в 17 лет отобрала у нее титул чемпионки края. Кстати, младшая сестренка гроссмейстера - Таня - тоже шахматистка.

Самая удивительная победа пришла к Лене раньше, когда она, семиклассница 84-й красноярской школы, стала чемпионом города по шахматам среди мальчиков. Правда, "обиженные" мальчишки, не смея дернуть неожиданного фаворита за торчащие задорно косички, "мстили" ей по-своему, говоря: "С такой мамой просто невозможно не выиграть турнир".

Самостоятельность - отличительная черта Ахмыловской как шахматистки. Ответственный секретарь Всероссийской шахматной федерации международный арбитр В. Тихомирова совершенно права, утверждая: "Быть может, в том, что у нее не было тренера, есть и свои положительные стороны. Она не стала догматиком, ее решения никогда не носят шаблонного, стандартного характера. Привычка самостоятельно мыслить, надеяться только на себя и воспитала в ней неукротимую волю к победе".

В боевых качествах Ахмыловской могли убедиться тбилисцы, когда в 1976 году принимали финалистов командного первенства СССР. Лена начала с двух поражений, но в следующих пяти турах набрала 41/2 очка и заняла 1-е место на своей доске, внеся весомый вклад в успех команды "Буревестника", ставшей чемпионом страны.

В межзональном турнире Ахмыловскую поначалу не называли в числе вероятных победительниц. Выше расценивались шансы постоянной участницы претендентских соревнований хозяйки турнира А. ван дер Мийе-Николау, знаменитой югославской шахматистки М. Лазаревич, честолюбивой Т. Лемачко, сильной представительницы Англии Я. Хартстон, многократной победительницы первенств Венгрии Ж. Вереци. Однако к середине турнира в лидирующую группу ворвалась никому не известная русоволосая сибирячка, которая одержала четыре победы подряд над основными соперницами, продемонстрировав в этой победной серии тонкое понимание позиции и отличную технику.

В 5-м туре Лена встречалась с Татьяной Лемачко, начавшей турнир со стопроцентным результатом. И вот Лемачко побеждена! Только что принесли свежие газеты с заголовком на всю страницу о поражении лидера. А Лена до сих пор не могла понять, откуда у нее взялась смелость пожертвовать фигуру. Ну и испугалась же она, когда, сделав ход, увидела за Лемачко сильную защиту! Как мороз по коже! Лихорадочно считала варианты: "Нет, это плохо, и здесь нет компенсации..." А потом успокоилась, нашла путь усиления атаки. И если в начале партии ходила по залу, спасаясь от дыма сигарет соперницы, то последние три часа так и просидела, ничего не видя и не чувствуя вокруг себя.

Следующей ее жертвой стала Милунка Лазаревич. В примерно равной позиции с разноцветными слонами югославка предложила ничью и, не сомневаясь, что соперница согласится, поднесла руку к часам. Однако, к ее удивлению, Ахмыловская предложила еще поиграть. Не ожидавшая отказа, Милунка занервничала и допустила ряд маленьких неточностей, которые в итоге стоили ей важного очка. Победив в следующем туре Хартстон, Лена почувствовала себя вправе бороться за 1-й приз.

Так пришла к Ахмыловской одна из самых значительных побед, которая вывела ее в претендентки на мировую шахматную корону.

Готовясь к матчу с красноярской студенткой, Чибурданидзе учитывала, что ей, школьнице, будет противостоять шахматистка с сильным, волевым характером, находящаяся в расцвете творческих сил и таланта.

Предстояло наиболее рационально использовать время для подготовки. Чибурданидзе все же нашла возможность выкроить время для участия в составе молодежной сборной Грузии, которая, не проиграв ни одного матча, завоевала золотые медали чемпиона II Всесоюзных спортивных игр молодежи. Кроме того, перед встречей с Ахмыловской Майя провела тренировочный матч из 12 партий с заслуженным тренером Украинской ССР Ю. Сахаровым. Юрий Николаевич шесть раз играл в финалах первенств СССР. Сейчас мастер перешел на тренерскую работу. Среди его воспитанников - киевский инженер Лидия Семенова, одна из перспективнейших советских шахматисток, чемпионка страны 1978 года. Сам тренер сейчас больше играет в турнирах по переписке, стал чемпионом Европы. Поединок с Сахаровым Майя закончила с положительным счетом, и хотя он носил тренировочный характер, ход борьбы придал ей уверенность в собственных силах.

Сроки начала матча с Ахмыловской были известны - конец августа. Предстояло выбрать место встречи. Чибурданидзе предложила Киев и Кисловодск. Первый город "неприятельский лагерь" отверг не задумываясь: в столице Украины - на родине тренера Майи она имела бы несомненно больше болельщиков. Ахмыловская, в свою очередь, предложила Вильнюс и Таллин. Выбор пал на столицу Эстонии.

В Таллине удивительным образом все располагает к шахматному творчеству - древнему, как средневековая планировка Нижнего города, с его узкими извилистыми улочками, крепостными башнями и стенами, черепичными крышами домов, чьи фундаменты заложены в далекие столетия. На шахматной карте мира Таллину принадлежит одно из почетнейших мест, и главный "виновник" этого - Пауль Керес, который на протяжении четырех десятилетий оставался для Эстонии национальным героем и самым известным сыном. До того скорбного часа, когда июньским днем 1975 года пароход из Хельсинки пересек Финский залив и медленно вошел в акваторию Таллинского порта. Его встречала застывшая в горестном молчании многотысячная толпа...

Так в последний раз вернулся домой Пауль Керес, которого называли еще Паулем Вторым, потому что главной своей цели - стать чемпионом мира - он не достиг. Вот и тогда из далекой Канады прибыл на родину очередной 1-й приз, завоеванный им на крупном международном турнире. Сердечный приступ задержал возвращение Кереса домой, повторный - ускорил кончину на пороге шестидесятилетия. Трудно было поверить в его возраст - так молодо он всегда выглядел. Найдорф называл эстонского чемпиона шахматным Дорианом Греем, сравнивая его с литературным героем, лицо которого не старело с годами. У Дориана был портрет, который старел вместо хозяина. Этого никто не знал, кроме него. У Кереса было больное сердце. Об этом не знал никто, кроме самого Кереса.

Он навсегда останется в истории шахмат. Выступая на торжественном закрытии матча, Майя Чибурданидзе отметила, что ей особенно дорога победа, достигнутая на родине Кереса.

В Таллине встретились самые молодые претендентки на шахматный престол. Ахмыловская, будучи на четыре года старше Майи, шахматами по-настоящему заинтересовалась, когда ее соперница по матчу уже два года носила звание международного мастера. Лена не спеша поднималась по классификационным ступенькам роста: в 12 лет имела 2-й разряд, через год - 1-й. Спустя еще четыре года стала кандидатом в мастера. Летом 1975 года она поделила 2-3-е места на международном турнире в Череповце и выполнила норму мастера.

Моделируя перед поездкой в Эстонию ход предстоящего поединка, "штаб" Чибурданидзе, конечно, ожидал упорной борьбы за выход в финал, но никто не думал, что красноярская шахматистка за короткий срок так сумеет усилить боевой потенциал.

Накануне стартовой партии Майя выиграла в Таллине микроматч у эстонского мастера Марии Саммуль. Чибурданидзе обычно трудно входит в ритм соревнования; с этой целью и был организован тренировочный матч, но двух партий с симпатичной эстонкой оказалось мало. Видимо, сказалась недостаточная акклиматизация Майи, прибывшей к месту соревнования за четыре дня до его начала. Ахмыловская же отвела на акклиматизацию десять дней.

1-я партия подтвердила худшие опасения. Выбор Чибурданидзе варианта Найдорфа в сицилианской защите оказался сюрпризом для соперницы, которая от неожиданности даже выронила карандаш. Ахмыловская на 6-м ходу применила малоперспективное с точки зрения теории продолжение. После 12-го хода положение было равное, но здесь Майя нарушила один из законов шахматной игры, предполагающий в ряде позиций обязательные профилактические ходы. Майя, конечно, знала об этом, но решила обойтись без скромного хода пешкой. Ахмыловская воспользовалась этой небрежностью. Обе девушки подолгу задумывались, но если Ахмыловская методично усиливала свой позиционный перевес, то "задумчивость" Майи труднообъяснима. После бесплановых маневров ладьей она попала в жесточайший цейтнот и впервые в своей практике на 31-м ходу просрочила время. Ахмыловская повела в счете.

Поражение это огорчило, но делать какие-либо выводы, право, не стоило. Начиная со следующей партии Майя захватила инициативу в матче. 2-я и 4-я партии вывели ее вперед.

Разрыв в счете мог быть большим, если бы не досадные ошибки психологического характера при доигрывании 5-й партии, когда до победы оставалось сделать один шаг. И вот в совершенно выигрышной позиции шахматистка задумалась на 40 минут. Собравшиеся в Доме офицеров Балтийского флота с недоумением переглядывались: неужели Майя не видит очевидного рейда короля в центр доски, который сразу ставит белых в критическое положение? "Я не думала в эти 40 минут о шахматах,- призналась Чибурданидзе после партии.- И не помню, о чем думала. Просто в один момент посмотрела на часы и вспомнила, что зря растранжирила время".

Партия закончилась вничью, что дало повод отдельным комментаторам написать, что первый же ход Чибурданидзе после возобновления игры (последним перед контролем времени ходом она эффектно поставила ладью под удар неприятельской пешки) оказался ошибочным, что анализ шел по неверному пути. Между тем избранное Майей продолжение было самым сильным и увеличивало ее преимущество. Это подтвердили последующие анализы Геллера и Гургенидзе.

Ошибка Чибурданидзе легко объяснима. Как вспоминал Гургенидзе, Александрия также не могла справиться со стартовым волнением и начала матч на первенство мира в состоянии, близком к психологическому стрессу. Аналогичные примеры можно привести из практики многих известных шахматистов.

Однако ничего страшного не произошло. Чибурданидзе по-прежнему вела в счете с разницей в одно очко. Это было совсем неплохо, если учесть, что в первых пяти партиях она трижды играла черными. Опасения вызывало самочувствие шахматистки, взятый по болезни тайм-аут не помог. Концовку 6-й партии она провела из рук вон плохо и на следующий день проиграла. Неудачи преследовали Чибурданидзе: в следующей встрече она была близка к победе, но упустила ее дважды. Особенно показательна для этого периода 9-я партия, когда незадолго до контроля времени Майя просмотрела возможность форсировать ничью вечным шахом. Она позже рассказала, что забыла о существовании поля h1. Счет в матче стал для нее тревожным - 4 : 5.

Сложным оставалось на протяжении последних туров и положение тренера Чибурданидзе, который ввел в спортивную лексику термин "летающий тренер". 20-29 сентября его можно было видеть на воздушной трассе Таллин - Москва. В столице проходил командный чемпионат Вооруженных Сил, и Гуфельд защищал спортивную честь Краснознаменного Закавказского военного округа. Команда завоевала серебряные медали. Бронзовые призеры - ленинградцы- жалели, что не предложили своему лидеру Карпову, занятому на турнире в Голландии, повторить эксперимент Гуфельда по маршруту Амстердам - Москва. Знакомые "летающего тренера" шутили: не появился ли у Гуфельда двойник?

Игра "на два фронта" давалась нелегко, но благодаря четкой работе Аэрофлота ни к одной партии Чибурданидзе не готовилась одна. Сообща они даже сумели извлечь пользу из такого совместительства. В важнейшей 10-й партии,[которую Майя играла белыми, возникла позиция из партии, которую днем раньше ее тренер сыграл в Москве (и, конечно же, поделился творческой удачей со своей подопечной). Чибурданидзе с вдохновением провела всю встречу и тактическим ударом вынудила Ахмыловскую сдаться.

Теперь многие опять поверили, что Майя станет хозяйкой положения. Никогда прежде не видели ее такой серьезной и собранной. Майя славится умением мобилизовывать силы в трудный момент. Победа в 11-й партии, по сути дела, решила исход нелегко сложившегося для нее поединка.

Ахмыловская проявила редкую выдержку и попыталась спасти матч в заключительной партии. Она рвалась в бой, не использовав даже последний тайм-аут. Партия была отложена с позиционным преимуществом у Ахмыловской. Только теперь Елена взяла дополнительный день отдыха, чтобы лучше проанализировать позицию и использовать малейший шанс. Одиннадцать часов (не считая двух суток, проведенных за анализом) шахматистки отдали борьбе. Доигрывание показало, что ресурсы защиты белых достаточны для сохранения равновесия. В поисках решающей комбинации Ахмыловская сыграла излишне резко, и преимущество перешло к белым. Партия была отложена вторично, уже в выигрышной для Чибурданидзе позиции. Здесь Ахмыловская предложила ничью, которая была принята.

Одержав победу со счетом 61/2 : 51/2, Майя первой вышла в финал. Вскоре определилась ее соперница - Алла Кушнир, которая в Западном Берлине взяла верх над Еленой Фаталибековой.

Полностью оправдался прогноз чемпионки мира, которая перед началом четвертьфиналов сказала, что видит свою соперницу в поединках Александрия - Чибурданидзе и Левитина - Кушнир.

В конце октября, вскоре после завершения таллинского матча, квалификационная комиссия ФИДЕ на конгрессе в столице Венесуэлы Каракасе рассмотрела представления на присвоение высших спортивных званий, и Чибурданидзе стала международным гроссмейстером.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://table-games.ru/ "Table-Games.ru: Настольные игры"