Новости

Библиотека

Ссылки

О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Польза теоретических исследований

(Парадокс)

Это был знаменитый теоретик, вызывавший своими исследованиями удивление у всех тех, кто видел в шашечной игре не только увлекающее и возбуждающее ум развлечение, а нечто способное развить и усовершенствовать все человеческие способности. Для таких любителей исследования его приносили истинное наслаждение, и только люди, не посвященные в таинства шашечной игры, говорили, что теоретик занимался пустой забавой, не приносившей ни малейшей пользы ни ему, ни человечеству; но такой упрек казался малоосновательным.

В самом деле, разве он не стремился к той же цели, какую преследуют великие люди науки!

Геометр, старающийся найти квадратуру круга, астроном, добивающийся открытия новой планеты, путешественник, желающий обрести необетованную землю, - стремятся к истине в равной степени, как и аналитик шашечной игры, а всякое стремление к ней нравственно полезно человеку.

Само занятие шашечной игрой не было также бесполезно и для человечества, ввиду того обстоятельства, что, посвятив себя какой-либо другой деятельности, этот теоретик непременно при-нес бы вред, а отсюда польза от него для человечества вполне очевидна.

Значительно труднее было бы ответить на вопрос: приносил ли он пользу самой игре? - ибо исследования его представляли исключительно теоретический интерес и были так научны, что читатели положительно не могли понять, что в них доказывается. Впрочем, все это еще более способствовало славе их автора, которая, несомненно, достигла бы высшего апогея, если бы этому не помешало одно обстоятельство, поколебавшее его авторитет.

Знаменитый теоретик имел склонность к обобщениям. Так, доказывая, что в следующих положениях: 1) бел. al, черн. b6 и 2) бел. h2, черн. g7 - белые, начиная, выигрывают, он заключил, что если поставить эти положения вместе, то белые также должны выиграть. Это было так очевидно, что он не нашел нужным рассматривать последней позиции; но вскоре она появилась в действительной игре на глазах многочисленных любителей. В один прекрасный день, не предвещавший ничего дурного, теоретик играл с одним из своих партнеров. Партия свелась к доказанному им положению. На доске остались только четыре шашки: бел. al, h2 и черн. b6, g7, и теоретик, сделав ход 1. а1 - b2; предложил противнику сдаться; но последний, по-видимому, не был знаком с исследованиями нашего аналитика и пошел 1...b6 - с5.

Партия продолжалась так: 2. b2 - c3 g7 - f6 3. h2 - g3 f6 - e5 4. g3 - h4 e5 - f4, и у белых нет хода.

Изумление отразилось на лице теоретика. В одно мгновение он расставил шашки так: бел. al, черн. b6 - и сделал с той и другой стороны такие ходы: al - b2 b6 - с5; b2 - с3, и белые выиграли.

Затем он переставил белую простую на h2, а черную на g7, и опять выиграли белые; но когда он соединил эти позиции вместе, выигрывали уже не белые, а наоборот!

Теоретик, решавший всевозможные труднейшие положения, не мог решить этой очевидно превосходившей его познания задачи, и любители, вспомнившие, что подобными обобщениями были полны все исследования теоретика, поняли, что польза от него для шашечной игры была не более той, какую приносил теоретик человечеству!

Шашкоман.

Авторитет и популярность Шотина были уже так велики, что, как сообщала газета "Росcия" (1900, № 303 и 310), "общество любителей шахматной игры" устраивает шашечный турнир за доской с участием А. И. Шошина. Играть в турнире будут на равных условиях, за исключением А. И. шина, который каждому участнику будет давать ничью за выигрыш". Чем же окончился этот турнир в Петербурге? Несмотря на столь большую фору, первое место занял Александр. Из 20 партий он выиграл 17, 2 проиграл и 1 свел вничью.

* * *

С июня 1901 года на Тверском бульваре, поблизости от памятника Пушкину, стали собираться москвичи, привлеченные афишей на тумбе: "1 июля сего года в зале Московского Докторского клуба на Большой Дмитровке (дом Девиссона) имеет место быть начало Четвертого турнира на первенство между лучшими шашечными игроками России".

Обсуждая шансы сильнейших игроков, рассказывая о них были и небылицы, толпились с утра до вечера на этом пятачке Тверского бульвара любители шашек. Собраться в другом месте им было почти невозможно: развитие русской народной игры отнюдь не поощрялось властями. Например, существовавшему тогда "Обществу трезвости" приходилось вести нелегкую борьбу за то, чтобы игру в шашки разрешили в чайных общества. В этой связи любопытно следующее сообщение "Шашечного листка" (1903, № 5 - 6): "Из Москвы нам пишут, что в здешних чайных "Общества трезвости" вывешено объявление о допущении московским обер-полицмейстером игры в шашки и что этим разрешением любители широко воспользовались и во многих чайных играют с большим удовольствием".

Нужно сказать, что в клубах игра в шашки запрещалась, она считалась среди "азартных". Разрешение иметь шашечные доски в чайных было получено от полиции с большим трудом. Почему же безобидные шашки приравнивались к азартным играм, в то время как открытие многочисленных карточных клубов не встречало никаких возражений? Дело в том, что вокруг шашек объединялись большей частью рабочие, ремесленники, студенты, чьи собрания вызывали у царского правительства опасения.

Можно представить себе, какого труда стоило неутомимому Павлу Николаевичу Бодянскому выхлопотать "дозволение" на розыгрыш этого и трех предыдущих всероссийских первенств. Но его усилия даром не пропали. После 4-го первенства популярность шашек возросла настолько, что даже реклама - этот "двигатель торговли" - использует их в своих целях. В приложении к журналу "Петербургская жизнь" - "Моды и спорт" читаем о том, что на одном из празднеств, устроенном в 1904 году в Петербурге ради рекламирования дамских туалетов, происходила "игра живыми шашками". Тут же снимок позиции и "комментарии к партии": "В роли шашек выступали 24 представительницы прекрасного пола в одинаковых туалетах, состоявших из длинной плиссированной батистовой блузы, скрепленной атласной кофточкой. Игра велась под медленные звуки гавота и представляла очень красивое зрелище, лишний раз подтвердившее мнение, что всем женщинам, как большим, так и маленьким, прекрасно идет свободный туалет "Reforme", не требующий корсета и не стесняющий свободы движений. В этом отзыве, к сожалению, слишком мало шашечного, но он, вероятно, очень интересен для дам..."

Шошин приехал в Москву за несколько дней до начала первенства и оставшееся время провел за легкими партиями с москвичами. От партнеров отбоя не было - каждому хотелось сразиться со столичным чемпионом, тем более что без платы за урок: Шошины не признавали игру на ставку.

Турнир открылся вечером 1 июля. Из приглашенных к участию собралось пока лишь семеро, и ожидалось еще несколько человек. В регламенте первенства оговаривалось, что каждый с каждым сыграет по две, но если число участников не превысит десяти, то по четыре партии.

Играть начали не по расписанию, а кто с кем сядет. Теперь для москвичей Каулена, Кукуева, В. Васильева, тамбовчанина Старостина Шошин не был "темной лошадкой". Исключение составляли рязанец В. Вармуж и воронежец А. Харьянов, но и они знали об искусстве 23-летнего петербуржца, а воронежец являлся его почитателем. У Шошина и Харьянова было много общего: имя и возраст (Шошину - 23, Харьянову 22), беззаветная любовь к шашечной игре, тяга к этюдному творчеству, в котором оба начали выступать почти одновременно и с поразительным мастерством. Не удивительно, что они подружились с первой встречи.

2 июля днем в турнир включился Оводов. Одна партия между Шотиным и Оводовым закончилась вничью, а в другой получилась та знаменитая миниатюра, которую Шошин позднее описал в шуточном стихотворении, где будто бы сам Оводов рассказывает, как он проиграл.

 Считая игроком себя
 Сильнейшим в этом мире, 
 Пошел с уверенностью я
 с3 на d4. 
 И, не заставив долго ждать, 
 Противник без сомненья
 Ответил мне d6 - е5. 
 И... началось сраженье.
 d2 - с3 е7 - d6;
 g3 на h4. 
 Противник мой готовит месть
 На удивленье миру. 
 Глаза его огнем горят, 
 В них страха нет следа - 
 Прекрасный ход h6 - g5
 Он делает тогда. 
 И вижу я - ходов мне нет, 
 И лишь с трудом едва
 Нашел я правильный ответ - 
 Ход el - d2. 
 Противник, к горю моему, 
 Сыграл b6 - а5; 
 Я поспешил вослед ему
 Ответ скорее дать:
 а3 на b4 я 
 Решительно пошел, 
 И этот слабый ход меня
 К погибели привел! 
 Что было дальше - вспоминать
 Теперь не в силах я 
 И предлагаю доиграть
 Другому за меня!

Выиграв эту (5...gf4! 6. c5 cb6 7. d : f6 b : d4 8. c : e5 a : c7 ×) и еще ряд турнирных партий, Шошин вышел в лидеры.

- Ничего, ничего... - успокаивали себя московские болельщики. - Вечером, как Воронцов придет, все повернется.

К вечеру действительно состав первенства расширился: включились еще два москвича С. Васильев и Д. Боровков. Приехал также двоюродный брат Старостина - киевский студент А. Преображенский. Но прибыл он не из Киева: за участие в студенческих беспорядках он, как и еще 182 студента, был отдан в солдаты. А так как он играл в турнирах по переписке, то в полку приключилась с ним история.

- Мои письма проходили через руки ротного начальника,- рассказывал Преображенский. - И вот на мое имя с разных концов России стали поступать таинственные открытки с совершенно непонятными письменами - "4...cb6 5. ba3. Если d8 или e7, то 6...ef4 и т. д." Ясно, конспирация! Последовал строжайший допрос.

- Что это?

- Играю в шашки.

- Как, за кого ты нас принимаешь? Студент, бунтовщик, играешь в шашки?! Что мы, идиоты, чтобы поверить этому? Запретить!

Все же наказание "солдатчиной" было отменено, и Преображенский прямо из полка прибыл на состязание.

Итак, 2 июля к семи участникам присоединились еще четыре шашиста. Однако Воронцов не появился.

Регламентом состязаний кроме турнира предусматривались побочные матчи сильнейших участников. Уже 2 июля, сразу после победа Шошина над Кауленом в турнирной встрече (11/2 : 1/2), оба приступили к матчу "до трех выигрышей". Разумеется, они весьма серьезно относились к этому поединку. Основная борьба развернулась 3 июля, когда уже никто (и сам Александр) не сомневался, что на пути к первому месту в турнире у него препятствий больше нет. Оторвавшись от всех чуть не на 4 очка, Шошин в тот день позволил себе полностью отдаться игре с чемпионом России и выиграл у него матч! Счет отличный: +3 - 1 = 7. Вот партия, поставившая в этой "дуэли" последнюю точку.

Каулен - Шошин

1. cb4 fe5 2. bc3 gf6 3. ba5 fg5 4. ef4 g : e3 5. d : f4 ef6 6. ab2 fg7.

Вариант С. Воронцова в обратной городской партии.

7. fe3 fg5 8. cd2 bc5 9. gh4 e : g3 10. h : f4 ab6 11. h : f6 g : g3 12. gh2 gf2 13. e : gl cd4 14. c : e5 d : f4.

Каулен - Шошин
Каулен - Шошин

15. ab4?

Этот ход, как отмечал В. Шошин, привел белых к поражению. Лучше было 15. bc3 и при ответе bc5 продолжать 16. cb4.

15...de7 16. gf2.

Не спасали и другие ходы. Например: 16. bc3 ed6 17. cd4 dc5 18. b : d6 c : c3 19. a : c7 b : d6 20. d : b4 fe3 × или 16. de3 f : d2 17. e : c3 ed6 18. gf2 hg5 19. fe3 gh4 ×.

16...ed6 17. ba3 hg7 18. fe3 bc5.

Быстрее вело к выигрышу 18 fg3 19. h : f4 dc5 20. b : d6 c : g3 21. a : c7 b : d6, и как при 22. ed4 gh2 23. dc5 d : b4 24. a : c5 hgl 25. cd6 gh2 26. de7 gf6, так и при 22. ef4 g : e5 23. dc3 hg5 24. ed2 (или 24. ab4 gh6!, или 24. cb4 ed4) 24... dc5 25. de3 gh6 исход ясен.

19. e : g5 h : f4 20. ef2.

На 20. de3 f : d2 21. e : c3 возможно 21. . .ba7 22. cd4 c : e3 23. bc5 d : b4 24. a : c5 gf6 ×.

20...gf6 21. fg3.

А что иное? В случае 21. fe3 последует 21...fg5 22. dc3 f : d2 23. c : el gf4 24. ed2 (24. ef2 cd4 ×) 24...ba7 25. dc3 ab6 ×.

21...fe5 22. dc3 cd4 23. gh4 d : b2 24. a : cl ed4 25. cb2 de3 26. hg3 f : h2 27. hg5 e!2 28. gh6 fgl.

Спустя несколько ходов Каулен прекратил сопротивление.

Однако матч матчем, но и турнирные встречи нужно было в тот день проводить. Невольно ослабив к ним внимание, Шошин закончил вничью обе партии с явно уступавшим ему Харьяновым, а москвичу М. Иванову, включившемуся в тот вечер в первенство, обидно проиграл почти в выигрышном положении. Никто тогда не придал этим незаслуженным потерям большого значения, ибо казалось, что вопрос о первом месте все равно уже решен.

Бодянский был расстроен отсутствием победителя 1-го и 2-го Всероссийских первенств: без Воронцова турнир многое терял. Что делать, как и чем привлечь его? В публике поговаривали, будто в Торговых рядах Сергей Андреевич обмолвился, что если он вступит в игру, то будет вынужден раскрыть свои секреты, потому что там его партии "на бумажку запишут", да еще и вступительный пай внести потребуют, а приз, пусть даже первый, с гулькин нос - всего семьдесят целковых.

Дошел этот слух и до Бодянского. Посовещавшись с Саргиным, помогавшим ему в организации турнира, Павел Николаевич решился на экстраординарные меры - установил специальные призы за побочные матчи Воронцова: с Шошиным - 25 рублей, с Кауленом - 15, с Оводовым - 3. Кроме того, Бодянский уплатил за него турнирный взнос, а также выдал ему "компенсацию" за запись его партий.

Скорее всего, не призы, а выказанное ему особое уважение способствовало тому, что 4 июля Сергей Андреевич, к радости своих многочисленных почитателей, приступил к игре в первенстве; на следующий день присоединились еще два известных шашиста: москвич И. Павлов и А. Бородинский из Павловского Посада. Таким образом, лишь 5 июля определились все участники соревнования: 15 человек.

С появлением Воронцова еще более возрос интерес московских любителей к первенству. Афиши обещали "свободный вход", однако администрация фешенебельного клуба распорядилась, чтобы людей в рабочей одежде не пропускали, и никакие просьбы Бодянского не помогли.

Пришлось назначить посредников, которые информировали толпившихся у входа любителей о ходе соревнования.

Турнир был рассчитан на 210 партий. К вечеру 5 июля закончились 168. Участникам осталось сыграть 42 - в основном с Воронцовым, Павловым и Бородинским.

5 июля встретились за доской претенденты на звание чемпиона - Шошин и Воронцов, и в первой же партии Александр добился победы.

Воронцов - Шошин

1. cd4 de5 2. gf4 е : g3 3. h : f4 ba5 4. dc3 fg5.

Дебют вилочка. К плохой для черных позиции привело бы 4...ed6 5. de5 f : d4 6. e : e7 f : d6 7. fg3 gf6 8. gh4.

5. dc5 cb6 6. ed2.

В наши дни считается очень сильным 6. ab4 b : d4 7. с : е5 а : с3 8. b : d4. Поэтому черные предпочитают вместо 5...сb6 играть 5...gf6.

6...b : d4 7. е : с5 g : е3 8, d : f4 gf6 9. cb4 а : с3 10. b : d4 dc7 11. fe3 fg5 12. ab2 hg7 13. bс3 gf6 14. cb4 ed6 15. c: e7 f : d8.

Сейчас небольшое преимущество в позиции на стороне черных, что и демонстрирует Шошин.

16. bc5 de7 17. cd2 gh4 18. dc3.

Еще одно упущение. Лучше было пойти 18. de5.

18...cd6 19. ab4.

Не так-то приятно делать такой ход, но приходится: если 19. cb4, то 19...hg3! 20. f : h2 ef6 ×.

19...bc7 20. gf2 fg7.

Воронцов - Шошин
Воронцов - Шошин

21. fg3.

Пока что ничья возможна; к ней бы вела и жертва шашки: 21. сb6! с : а5 22. dc5 gf6 23. ed4 fg5 24. fe3, и, несмотря на численное превосходство, черным не выиграть.

21...h : f2 22. е : gl gf6 23. gf2?

А вот это проигрывает. Спасение давало 23. gh2! fg5 (23... cb6 24. fe5 и 25. bа5) 24. de5 и 25. ef6.

23...fg5 24. fe3.

Если 24. fg3 g : е3 25. d : f2, то 25...cb6 26. cd4 ba5 ×.

24...gh4 25. de5.

Теперь уже упомянутая жертва шашки не спасала бы белых: 25. сb6 с : а5 26. de5 (26. dc5 hg3! 27. f : h2 ef6 ×) 26...ab6 27. e : c7 b : d8 28. bc5 ef6 29. cd6 (не достигает цели и 29. ed4 из-за fg5 ×, или 29. cd4 из-за de7 30. fe5 hg3x) 29...fе.5 30. dc7 (не меняет дела и 30. de7) 30...е : g3 31. cb8 gh2 32. ba7 hg3, и белым придется капитулировать.

25...hg3 26. f : h2 d : d2 27. c : el cb6 28. hg3 f : d4 29. gf4 ed6. Воронцов сдался.

Вторая их турнирная партия окончилась вничью. Таким образом, в этом микроматче победил Шошин.

Сразу же договорились, побочный матч будет состоять из 8 партий, и 6 июля разыграли его*. В нем 4 партии выиграл Шошин, три он свел вничью и лишь одну проиграл. Одолеть самого Воронцова в двух матчах подряд!

*(В шашечной литературе, начиная с посвященного Шошину некролога Саргина ("Нива", 1906, № 3), кочует версия о том, будто побочные матчи игрались по окончании первенства. Это неверно: Шошин с Кауленом, Воронцовым и Оводовым играл такие матчи в турнирные дни. И лишь побочный матч Воронцова с Кауленом проходил после закрытия турнира ("Шашки", 1901, №50 - 51).)

После этого матча состоялась знаменитая консультационная партия, в которой Шошин и Харьянов черными против Каулена, Оводова, Старостина и Преображенского впервые применили вариант с жертвой шашки (теперь вариант называется жертвой Шошина - Харьянова).

1. cd4 de5 2. dc3 ed6 3. gh4.

Современная теория порицает этот ход, позволяющий черным применить жертву Шошина - Харьянова, и рекомендует играть 3. ef4.

3...hg5! 4. ed2 (выбора уже не было) 4...bа5! 5. fg3 сb6!

Согласились на ничью
Согласились на ничью

Последним ходом черные предложили противнику выиграть шашку, что белые и сделали, однако особой радости это им не принесло.

6. gf4 е : g3 7. h : h6 dc5 8. gf2 bc7 9. fg3 cd6 10. ab4 c: a3. 11. ef4 bc5 12. d : b6 a : c5 13. de3 cb4 14. cd4 fe5 15. d :f6 g : e5 16. fg5 dc5 17. ed4 c : e3 18. gf4 e : g3 19. h : d4 fe7 20. de5 ef6 21. e : g7 h : h4 22. hg7 hg3 23. gf8 gh2 24. fh6 hgl 25. hd2 bc3 26. b : d4 g : c5 27. dc3 cb4. Согласились на ничью.

Воронцов между тем после поражения от Шошина снова стал набирать очки, играя в свойственном ему блицтемпе и жестоко расправляясь со своими соперниками.

Шошин уже закончил турнир с результатом +16 - 1 = 11, в то время как Воронцов еще только вышел на финишную прямую. Очков у него было меньше, но зато оставалось провести несколько встреч. Перед последней из них возникла ситуация - 211/2 очка у Шошина, 21 - у Воронцова. И последняя партия - Воронцов - Бородинский. В предыдущей победу одержал Бородинский. На этот раз выиграл Воронцов. Звание чемпиона, казалось бы всем ходом состязания обеспеченное петербуржцу, в последнюю минуту ушло к москвичу.

Нетрудно представить себе, что ощущал Шошин при столь неожиданном повороте судьбы. "И стал весь свет мне тошен", пишет он сразу же после турнира. Но внешне Шошин по-прежнему общителен, весел, находчив. И на закрытии первенства после оглашения итогов он под Всеобщий смех зачитывает 15 остроумных стихотворных экспромтов - "Визитные карачки участников турнира", якобы ими самими написанные. Вот некоторые.

 В жизни много перемен
 И ужаснейших потерь: 
 Был я первым, а теперь
 Стану третьим...

Каулен.

 Долго шашки изучал
 И, пройдя немало стадий, 
 С высоты я вдруг упал...

Оводов Аркадий.

(Напомним, что Оводов был третьим в 1-м первенстве, четвертым во 2-м, поделил второе- третье места в 3-м, а тут остался лишь восьмым).

 Я талантом исполинским
 Никого не поражал - 
 Слабо с слабым я играл, 
 Сильно с сильным...

Бородинский

(Занял двенадцатое место, однако получил специальный приз за лучший результат против шести призеров).

 Я из сильных игроков, 
 Аналитик я к тому ж, 
 Если б было семь призов, 
 Получил бы приз...

Вармуж.

(Занял седьмое место).

 Что бы там ни говорили
 О себе, в конце концов, 
 Ведь недаром присудили
 Первый приз мне...

Воронцов.

 Я пальмы первенства не взял, 
 И стал весь свет мне тошен; 
 Но в матчах славу я стяжал
 И тем доволен...

Шошин.

* * *

После блестящего выступления в 4-м Всероссийском первенстве (последнем чемпионате дореволюционного периода) Шошин отходит от игры, лишь изредка встречаясь в отдельных партиях и небольших матчах с петербургскими и заезжими шашистами. Однако активную шашечную деятельность он не прекращает: создает много новых прекрасных композиции, главным образом в излюбленном им жанре задач; судит объявленный журналом "Шашки" конкурс составления этюдов и конкурс составления задач в "Шахматном обозрении"; выполняя просьбу издателей альманаха "Шахматные вечера", передает им подборку - 50 своих задач, пишет статьи, фельетоны и юмористические стихи на шашечные темы. Эти работы А. Шошин часто подписывал псевдонимами, которых было в его "арсенале" 12 (!): А. Иванов (Спб), А. Гиероглифов, В. Волгин, А. Аланинский, И. В. Петров, И. А. Пирамидов, Дамист, Шашкоман, А. Горский, h, X, Ужъ.

К этому периоду относится и создание капитального "Курса дебютов" - одной из первых в России специальных работ по теории начал шашечной игры. Долгое время в исторической литературе бытовало мнение, что этот труд так и не увидел света.

Еще в 1909 году тетрадь Шошина с заглавием "Курс дебютов" была передана его братом в редакцию "Шахматного обозрения", и вскоре началась публикация рукописи. Она открывалась кратким предисловием, где сообщалось, что работа должна была содержать изложение семи начал: городской партии, перекрестка, кола, косяка и "обратных игр" - обратной городской, обратного кола, обратного косяка. Здесь же указывались ходы, характеризующие каждый из названных дебютов, и приводился подробный и глубокий (до 29-го хода) анализ одного из вариантов обратной городской.

К сожалению, в 1910 году "Шахматное обозрение" прекратило существование, и, таким образом, печатание интересной работы Александра было прервано в самом начале...

* * *

Отдал дань Александр Шошин и шахматной композиции. Еще 15-летним мальчиком отослал он свои первые задачи в "Шахматный журнал". Восемь из них были опубликованы в различных номерах за 1894 год, а две участвовали в международном конкурсе трехходовых задач с числом фигур, не превышающим пяти. Конкурс проводили как "опытное исследование, выясняющее, чего можно достичь при наличности известных сил или условий". Вот одна из "малюток" - первых проб Шошина на шахматном поприще.

Мат в 3 хода
Мат в 3 хода

На первый взгляд к решению ведет 1. Сс4, что при попытке черного короля пуститься в бегство завершается симметричными матовыми вариантами: 1...Кра3 2. Фс1+ Кра4 3. Фа1 ×; 1...Кра52. Фс7+ Кра4 3. Фа7 ×. Однако ход 1. Сс4 освобождает от связки единственную защитницу черного короля - пешку, и она, пользуясь полученной возможностью двинуться, расстраивает этот план белых: после 1...b3 мат в 3 хода недостижим.

1. Фс1 Кра5 2. Феб; 1...Крb3 2. Сс4 +; 1...b3 2. Фс5, и черные л цугцванге: их пешки вынуждены открыть белому слону диа-гональ для решающего удара.

Задачи Шошина печатались помимо "Шахматного журнала" в "Шахматном обозрении", в шахматных отделах других изданий. И хотя шахматам он уделял во много раз меньше времени, чем шашкам, его мастерство и в этой области творчества быстро прогрессировало. В 1901 году, например, в конкурсе составления, объявленном "Шахматным обозрением", все посланные Александром задачи под девизом "Тройка" были отмечены - одна 2-м, другая 3-м призом, третья - почетным отзывом.

А следующей задаче был присужден 1-й приз в международном конкурсе Барменского шахматного клуба (Германия, 1905) по разделу трехходовок.

Мат в 3 хода
Мат в 3 хода

Приводя ее в своей книге "Шахматная задача XX века", Ш Умнов пишет: "Многое обещал яркий талант А. Шошина. Он умер очень рано, проработав активно всего несколько лет, но Успел добиться значительных результатов. Самый большой его успех - и творческий и спортивный - задача".

Как же дать мат в 3 хода? 1. Лb4! ничем не угрожает, но создает у черных цугцванг. И теперь: 1...Cf1 (или 1...Сh3) 2. Л : е4+; 1...Cf3 2. Сс3+!; 1...ab 2. Фb2+!; 1...а4 2. Фd3!; 1...b5 2. А : b5+.

Значительная часть задач Шошина при его жизни не была им опубликована. Весной 1906 года В. Шошин передал все наследие младшего брата, имевшее отношение к шахматам, в редакцию журнала "Шахматное обозрение". Публикуя полученные композиции, издатель журнала Бобров писал: "В покойном Александре Ивановиче, так безвременно сошедшем в могилу, русское заданное искусство потеряло, очевидно, гениального представителя, обещавшего и в шахматных задачах достичь подобного тому, что им было сделано в задачах шашечных" (1909, № 79 - 82).

* * *

Шашечные отделы существовали во многих дореволюционных литературных и шахматных периодических изданиях. Однако специальных журналов по шашкам за весь дооктябрьский период выходило всего четыре: "Шашки", "Шашечный листок", "Листок шашиста" и "Шашечные досуги". Наиболее долговечным из них оказался киевский журнал "Шашки", после прекращения выпуска которого (1901) В. и А. Шошины решают издавать собственный журнал. Немало энергии и времени отняли организационные хлопоты. Наконец, в ноябре 1902 года из Главного управления по делам печати было получено разрешение на выпуск в Петербурге ежемесячника под названием "Шашечный листок". Обязанности издателя принял на себя Василий, редактора Александр.

"...Мы можем только сказать, - писал в "Шахматном обозрении" (1902, № 49) Бобров,- что более совершенных руководителей для шашечного органа, как братья Шошины, нельзя и желать. Их знание, опыт и таланты могут создать именно такое издание, которое действительно двинет вперед разработку и распространение шашечной игры, и притом не односторонне, а с исчерпывающею полнотою, которая присуща просвещенным талантам". Между прочим, в том же году Бобров предлагал Александру редактировать шашечный отдел в "Шахматном обозрении" и даже оповестил об этом читателей, но дело не состоялось: стало реальным издание собственного журнала Шошиных.

"Шашечный листок" начал выходить с января 1903 года. Редакционная статья намечала обширную программу: теоретические исследования, партии с примечаниями, композиция и связанные с ней конкурсы, освещение истории шашек и шашечной жизни в России и за рубежом, зарисовки о шашистах, шашечная беллетристика, библиография, критика и проч.

Здесь же помещено обращение "К читателю", в котором, в частности, говорится: "Цель нашего издания - установить прочную и живую связь между любителями шашечной игры... Назначив нашему журналу сравнительно невысокую подписную цену, мы приложим, со своей стороны, все старания, чтобы сделать его интересным. Жертвуя для этого трудом и временем, мы надеемся, что любители не откажут нам в своей поддержке, как подпискою на журнал, так и присылкою материала: задач, партий, а также сообщений относительно местной шашечной жизни (сведения об игре местных любителей, результаты происходивших между ними матчей и турниров с присоединением наиболее интересных партий и т. д.)".

Александру приходилось вести огромную работу: проверять получаемые статьи и композиции, готовить их к печати, составлять информационные и хроникальные заметки, вести переписку с читателями, а также публиковать собственные теоретические материалы ("Дебютные новости", "К вопросу об улучшениях в шашечных задачах" и др.), которые он обильно насыщал фактическим материалом. По выражению Саргина, "предпочитал говорить вариантами в анализах, диаграммами в статьях".

В журнале публикуется "Устав игры в русские шашки", предлагаются обзоры "Шашечные отделы в русских периодических изданиях", дается хроника шашечной жизни в стране, с первого же номера печатается важнейшее исследование Саргина (под псевдонимом А. С. Ринг) "О происхождении шашечной игры", которое потом легло в основу его замечательной книги "Древность игр в шашки и шахматы".

Журнал организовал ряд турниров по переписке и систематически информировал об игре в них. Был также проведен большой, продолжавшийся около месяца на квартире издателя журнала турнир лучших петербургских игроков (Шошины в нем не участвовали). Сообщения под рубрикой "Хроника" свидетельствовали о том, что редакция за короткий срок установила связи с местными корреспондентами в Киеве, Тамбове, Чебоксарах, Бобруйске, Туле...

В общей сложности в двенадцати номерах "Шашечного листка" помещено 48 партий с примечаниями, 73 этюда, 96 задач. Публиковались композиции и самого Шошина. Так, в № 5 - 6 к 200-летию Петербурга напечатаны две дамографические задачи в форме букв "Ю" (Юбилей) и "П" (Петербург); автор первой - Саргин, второй - А. Шошин. Разумеется, к подобным изобразительным задачам обычные требования неприменимы, а решения их легки.

Запереть дамку и простую
Запереть дамку и простую

1. fg5 2. e : g3 3. df2.

Запереть дамку
Запереть дамку

1. hf2 2. fgl 3. b : c1 4. c : e3 5. gf2 6. ac7 7. ch2.

Заслугой редакции, и прежде всего Александра Шошина, было то, что шашки в журнале рассматривались не только как игра, но и как явление культурной жизни народа.

К сожалению, "Шашечный листок" издавался только один год. Каковы же причины этого? Одну подсказывает объявление в сентябрьском номере: "Лиц, подписавшихся в рассрочку, покорнейше просим поторопиться с высылкой подписных денег за вторую половину года". Итак, одна причина заключалась в материальных трудностях. Другая, скорее всего, была связана с новой стороной деятельности Александра Шошина в последние годы его жизни.

* * *

Выходец из крестьянской семьи, не получивший сколько-нибудь серьезного и систематического образования, Александр Шошин являл собой пример чрезвычайно и разносторонне одаренной натуры. Наиболее ярко это проявилось в шашечном и шахматном искусстве. Но, по воспоминаниям современников, он также неплохо рисовал, увлекался музыкой и скульптурой.

В то же время Шошин остро реагировал на события бурной общественной жизни России начала века. Есть свидетельства, что он принадлежал к кругам революционно настроенной молодежи, в движении которой, как говорится в статье "А. И. Шошин как общественник" ("Шахматы и шашки в рабочем клубе "64", 1929, № 2), принимал самое непосредственное участие. Та же статья сообщает, что в годы, предшествующие первой русской революции, он иногда по целым дням пропадал в под-польных кружках, распространял запретную литературу, помогал укрываться преследуемым полицией товарищам - прятал их в лавке отца на Караванной улице.

Можно предположить, что в период нарастания революционного подъема эта сторона деятельности Александра Шошина преобладала, и у него, естественно, не хватало времени для такой трудоемкой, требующей систематических занятий работы, как редактирование журнала.

Это предположение подкрепляется, в частности, тем фактом, что после закрытия "Шашечного листка" подпись Шошина (вернее, его псевдоним Ужъ) встречается под едкими политическими миниатюрами в сатирических и юмористических изданиях.

Чаще всего Шошин выступал в петербургском "Зрителе", возглавляемом прогрессивно настроенным художником Ю. К. Арцебушевым. Вот, например, один из его мини-этюдов ("Зритель", 1905, №7).

"- Все на свете временное! - воскликнул приехавший в Россию иностранец.- Вот и у вас: временные мосты, временные правила...

- Нет уж, извините, это у нас вечное!"

В этом диалоге содержится прямой намек на "Временные правила о повременных изданиях", поставившие периодическую печать под строжайшую цензуру.

Прогрессивные периодические издания того времени постоянно получали от цензурного ведомства бесконечные "предупреждения" и "предостережения" за публикацию сколько-нибудь "подозрительных" материалов. Шошин живо и остро реагирует на этот факт.

"Некий редактор, открыв коробку с папиросами и прочтя лежавшую в ней бумажку с надписью "Остерегайтесь подделок", воскликнул: "Черт возьми! Опять предостережение!" (Там же, № 9).

На подписание позорного Портсмутского мирного договора, вызвавшего прилив революционного брожения в армии, Ужъ откликнулся следующим образом:

"- Очень неудобное место выбрано для переговоров о мире...

- Почему же?

- Порт смут! Чего опаснее!"

Поражают смелостью выступления Александра Шошина, нацеленные прямо на "особу" императора.

"- Есть у вас граммофоны фирмы "Монарх"?

- Извините, "Монарха" не имеем.

- Почему же?

- Сильно хрипят и очень непрочны... Самая плохая фирма!" ("В музыкальном магазине". Там же, № 24).

В басне "Митинг" догадливый читатель без труда узнавал в образе "кровопийцы-колюшки" Колюшку, Колю, то есть самого Николая Романова.

 Однажды на митинг собрались 
                         лягушки... 
 - Нам, - квакали, - жить невозможно! 
 Долой из пруда кровопийцу-колюшку
 Что колет всех нас так безбожно!

(Там же, №24).

На всю Россию прозвучали знаменитые шошинские "Пословицы". Некоторые из них впоследствии широко вошли в историческую литературу и даже в школьные учебники, но мало кому известно, что их автор Ужъ - Александр Шошин.

"Снявши голову, не вешают".

"Те же бы петли, да не на те бы головы".

"Ешь щи с червями, а язык держи за зубами".

"Царский манифест - для известных мест".

"Всякая скотина идет ко двору".

За публикацию в одном из декабрьских номеров "пословицы" о манифесте было возбуждено судебное дело против редактора "Зрителя", которое для него закончилось тюремнным заключением. И ранее неоднократно подвергавшийся конфискаций журнал был окончательно закрыт. А 1 января 1906 года трагический случай вырвал из жизни автора миниатюр, Ужа - Александра Ивановича Шошина, гениального русского шашиста.

В проникновенном некрологе-реквиеме, посвященном памяти Шошина, Саргин писал:

"Он умер внезапно, и смерть его была неожиданностью для всех, так как ему не было еще и двадцати восьми лет... Это был огромный талант, который мог дать нам то, о чем мы теперь не подозреваем и чего, статься может, никогда не узнаем..." ("Нива", 1906, № 3).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://table-games.ru/ "Table-Games.ru: Настольные игры"