Новости

Библиотека

Ссылки

О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Саргин Давыд Иванович (Голосуев В. М.)

Саргин Давыд Иванович
Саргин Давыд Иванович

Давыд Иванович Саргин родился в Москве, в семье купца 15 февраля 1859 года. И в дальнейшем вся его жизнь и деятельность были связаны с Москвой.

В детстве он получил хорошее воспитание. Затем был зачислен в гимназические классы при Лазаревском институте восточных языков. Продолжил образование юный Саргин на юридическом факультете Московского университета, но завершить образование ему не удалось.

Казалось, Саргин мог бы обеспечить себе богатое существование, продолжая дело отца, но коммерция оказалась чуждой его душе.

Около двух десятилетий он проработал служащим в государственном банке. И лишь с ухудшением здоровья - болезнь сердца - Саргин вышел в отставку. С той поры - конца 90-х годов - он полностью сосредоточил свои усилия на журналистском поприще.

С шашками Саргин познакомился еще в детстве. Но по-настоящему эта игра привлекла его позже, когда родственник их семьи И. Е. Седов приоткрыл ему некоторые особенности игры.

Играли тогда, в старой Москве, обычно в людных местах: в лавках купцов, торговых рядах. Причем игра шла обычно на ставку. И неудивительно, что вплоть до 1903 года шашки были запрещены в общественных местах второй столицы как азартная игра. К тому же правительство всегда подозрительно относилось к собраниям трудящихся, опасаясь волнений.

Грозой московских любителей шашек в первой половине XIX века считался И. Хромой (под этим псевдонимом был известен легендарный игрок Иван Петрович Селезнев). Конкурировать с ним удавалось лишь "твердыне-игроку" Д. Яковлеву. И если первый из них прекрасно знал начала, то второй не имел себе равных в окончаниях.

Конечно, о серьезном развитии игры еще не могло быть и речи. Виртуозы старались изобрести хитроумные ловушки, секрет которых тщательно скрывали до особо выгодных моментов. Партии при этом чаще всего не записывались.

А спустя несколько десятилетий в народе пронеслась громкая слава о шашечном умельце В. Воронцове, которого считали своим наставником будущие корифеи игры С. Воронцов и Ф. Каулен. Нет сомнений, что он оказал заметное влияние и на молодого Саргина, ставшего часто бывать начиная с 1875 года на старом Гостином дворе (позднее там расположились Верхние Торговые ряды, на их месте стоит здание ГУМа). Здесь можно было сыграть не только с В. Воронцовым, но и с другими сильными игроками: И. Чистяковым, В. Соколовым, Я. Лебедевым, помнившим еще легендарного И. Хромого.

Пройдя "шашечные университеты" в торговых рядах, молодой Саргин набрался опыта и стал делать первые успехи за доской.

Верхом шашечного искусства тогда считалось завершение партии полным сковыванием неприятельских сил. Сделать заключение, то есть запереть шашки противника, означало кончить игру со славой. Существовали даже любители, специально составлявшие задачи на запирание. И девятнадцатилетний юноша пробует свои силы в решении задач, публикуемых в "Шахматном листке", который выходил под редакцией выдающегося шахматиста М. Чигорина. Об этом мы узнаем из коротких строк в разделе "Корреспонденция" ("Шахматный листок", 1878, № 4), обращенных к Саргину: "Задачи №№ 173, 175, 193 решены верно, остальные ошибочно..." Но отдельные неудачи не отпугнули юного любителя.

В последующих номерах того же журнала его фамилия неоднократно упоминается среди читателей, верно решивших все задачи. Тогда же он самостоятельно находит способ, как отдать все 12 шашек в игре в поддавки, и предлагает редакции журнала поместить его. И вот в № 1 за 1879 год появляется ответ: "Д. Саргину. Благодарим за предложение. По отзыву шашечных игроков, поддать 12 шашек одной в игре поддавки довольно легко. Одну из партий пришлите".

(Оказывается, об этом способе упоминал еще А. Д. Петров в "Руководстве", его секрет хранился у старых игроков в памяти.)

Удачно завязавшееся сотрудничество Саргина с журналом продолжилось рядом интересных публикаций. Вначале здесь появилось несколько задач. Позже были опубликованы сыгранные им партии по переписке с Н. Панритовым (23 мая - 26 октября, 1880), С. Зверевым (10 декабря - 4 марта, 1881), а также партии за доской (в Москве) с А. Милютиным и А. Голубиным.

Примечательно, что его заочные поединки оказались самыми ранними в России. Через несколько лет Саргин станет организатором крупного турнира по переписке. Уровень его игры в опубликованных партиях был весьма добротным.

По первым публикациям можно судить о том, какие игровые системы тогда применялись. Например, в поединке Саргина (белые) с Панкратовым, завершившемся вничью, соперники разыграли московскую партию: 1. cd4 ba5 2. gh4 cb6 3. dc5.

А в одной из партий со Зверевым (белые) было разыграно начало: 1. gh4 fe5 2. cd4 e : c3 3. d : b4 gf6, и после напряженной борьбы также последовало перемирие.

Зато во втором заочном поединке со Зверевым (черные) встретился дебют, ныне широко известный, как старая партия.

Саргин - Зверев
По переписке 27 января - 21 марта, 1881

1. cd4 dc5 2. gh4 ed6 3. bc3 fe7 4. fg3 ha5 5. d : b6 a : c5 6. gf4 fg5 7. h : f6 e : g5.

Черные избирают рискованный план игры на флангах.

8. cd4 cb6 9. ab2 gh4 10. bc3 hg3?

Саргин - Зверев
Саргин - Зверев

Решающая ошибка в худшем положении. Оставалось лишь продолжать 10. de7.

11. de5 gf6 12. e : g7 h : f8 2. fg5, и вместе с шашкой белые выиграли вскоре партию.

А в другой встрече, где была разыграна одна из отказанных систем кола, наступила тактическая развязка.

Голубин - Саргин

1. cd4 ba5 2. bc3 cb6 3. ef4 dc5 4. fe3 fg5 5. gh4 gf6 6. hg3 ed6 7. gh2 fe7 8. ab2?

Задержка с разменом fe5 привела белых к трудностям с развитием сил на флангах.

8...bc7.

Голубин - Саргин
Голубин - Саргин

9. fe5.

На 9. ef2 Саргин, вероятно, приготовил изящное опровержение: 9...ab4! 10. с : a5 fe5 11. d : f6 cd4 12. e : c5 g : g1×.

9...d : f4 10. g : g7 h : f6 11. hg3 cd6 12. gf4 fe5 13. h : f6.

Шансы на спасение сохранялись еще после 13. d : f6 cb4 14. а : c5 b : f2 15. e : g3 g : e3 16. d : f4 e : e3 17. gf4 e : g5 18. h : f6.

13...е : g3 14. de5 d : f4 15. e : g5 h : f4 16. fg7 gf2.

Удар, полностью развеивающий все иллюзии белых.

17. e : e5 cb4 18. а : c5 b : h8 с выигрышем.

Саргин был разносторонне одаренным человеком. В любой области шашек его пытливый ум аналитика счастливо сочетался с широкой эрудицией и настойчивостью исследователя. И все чаще перед ним встают вопросы: что это такое - шашечная игра? какова ее роль среди других игр? как она возникла и каким образом развивалась в разных странах? В поисках ответов Саргин обращается к литературным источникам, как отечественным, так и зарубежным.

Сильное воздействие на его взгляды оказали творческие контакты с другими видными пропагандистами игры: М. Гоняевым, Н. Панкратовым, В. Эрдели, П. Зверевым, Д. Кларком.

Причем среди вопросов, поднимавшихся в переписке с ними, были такие, как правила игры, организация соревнований, требования к составлению задач, история игры.

Особенно тесные и плодотворные отношения завязались с Гоняевым (1849 - 1891). Михаил Константинович сыграл весьма заметную роль на раннем этапе развития шашек в России. Его вклад в этюдное творчество, историю и библиографию игры стал своеобразным фундаментом в здании, возводимом последующими исследователями.

С конца 1876 года, со времени появления "Шахматного листка" Чигорина, Гоняев выступает деятельным его сотрудником. Он автор цикла статей "Наброски о шашках", навеянных, по его признанию, письмами Саргина.

"Деятельность М. К. Гоняева может быть вполне оценена лишь людьми, входившими с ним в более близкие отношения..." - подчеркивал позднее Саргин.

О преданности любимому делу и бескорыстии друзей свидетельствуют и следующие его строки: "Случайно как-то я написал М. К., что собираю все шашечные задачи и что недурно бы их все напечатать. Он не соглашается со мной, но вместо простого отрицания моего намерения он предлагает издать лучшие задачи, собирает их из разных изданий и присылает мне со всеми положениями и критическими замечаниями".

Их переписка длилась около десяти лет. К 1879 году авторитет Саргина вырос настолько, что Чигорин предложил ему подготовить для журнала заметку о правилах игры. Ведь по-прежнему еще сохранялись неясности и разногласия в трактовке основных правил игры, включая правило ударного хода. Саргин приступил к разработке устава, но все же из-за отсутствия достаточного опыта не сумел довести дело до конца. Позднее он вспоминал об этом: "Статейка моя, написанная тогда наскоро и без системы, не была напечатана. Впоследствии она легла в основание "Устава" М. К. Гоняева ("Радуга", 1884, №№ 15 и 16), в редактировании которого я принимал деятельное участие". И лишь на склоне лет Саргин вновь вернулся к осуществлению давнего замысла и выпустил новую редакцию "Устава".

* * *

В начале 80-х годов заметно возросло внимание читающей публики к логическим играм. Показательно в этой связи обращение редакции московского журнала "Зритель" (1881) к читателям: "В последнее время в обществе распространяется интерес к теоретическому изучению шашечной игры. Открывая в настоящем номере шашечный отдел ...редакция журнала надеется, что любители этой игры народа не откажут в присылке своих партий, задач".

Для ведения нового отдела редакция пригласила Саргина, для которого это поручение стало продолжением его журналистской деятельности. Здесь он помещает не только свои партии и задачи, но и произведения известных проблемистов: Н. Панкратова, С. Зверева, П. Боброва.

Здесь же были и отзывы о качестве шашечных публикаций в других периодических изданиях, сообщалось о деятельности шашистов в других городах (например, в Харькове). Весьма нелестно обозреватель "Зрителя" отзывался о выходившей в то время шашечной литературе: "Браться писать о каком-либо предмете, ничего в нем не понимая,- дело смелое, но небывалое, в особенности в последнее время. Шашечная игра чуть ли не больше других игр служит предметом подобного отношения к делу. Из пяти учебников четыре принадлежат к чисто сомнительным изданиям.

Книжонка "Описание вернейших правил" (1850), учебники Земского (1872 и 1880), Галактионова (1881) и Фоглера (1881) составлены людьми мало или вовсе ничего не понимающими в шашках".

Отмечая слабое ведение некоторых шашечных отделов, Саргин язвительно советует авторам: "Взять горсть шашек, высыпать их на шашечницу и посильнее по ней пристукнуть, под получившимся положением подписать что вздумается".

С журналистской деятельностью Саргин не оставляет увлечения заданной композицией. Когда в ноябре 1882 года редакция петербургского журнала "Огонек" объявила, третий по счету в России, конкурс (оба предыдущих состоялись в чигоринском "Шахматном листке"), Саргин охотно в него включился. Не все сложилось у организаторов конкурса. Впрочем, обратимся к свидетельству Саргина, ставшего обладателем первого приза: "Он (конкурс) прошел как-то незаметно. Главною причиной этого, по нашему мнению, было объявление конкурса слишком рано, в самом начале открытия шашечного отдела (заведует этим отделом, равно и шахматным, в настоящее время М. И. Чигорин, издатель "Шахматного листка"). Читатели еще не освоились с задачами, не получили к ним интереса, а любители, не состоящие подписчиками "Огонька", не успели узнать о сущест-вовании этого отдела. Тем не менее конкурс удался вполне, и задачи его не могут не оставить на себе внимания любителей".

Как же выглядела первая задача Саргина, получившая отличие?

Запереть дамку и простую
Запереть дамку и простую

1. dc5 b : d6 2. f : с5 cd6 3. с : f8 а : c5 4. f : b4 а : c5. Если 4...а : al, то 5. ec3 а : gl 6. da5 h : f2 7. ae1 ab2 8. c : a3.

5. cd2 ab4 6. db6 c : a7 7. dc3 b : d2 8. ec3 (b4) ab6 9. ba5 bc5 10. bd4 c : g1 11. ad2 h : f2 12. del ×.

Вскоре (в начале 1883 года) Саргин дебютирует как судья конкурса задач, организованного редакцией "Газеты А. Гатцука". В этом издании Саргин вел отдел в течение целых пяти лет (1881 - 1885). Высоко отзывался о качестве судейства Саргина журнал "Радуга" (1885, № 4): "Отдел ведется с большим толком и умением, что гарантируется уже одним именем редактора этого отдела Д. И. Саргина, устроившего в 1883 году конкурс задач в "Газете А. Гатцука" и издавшего брошюру с задачами этого конкурса. Задачи помещаются с тщательным подбором..."

Действительно, значение книги Саргина "Отчет о первом конкурсе шашечных задач в "Газете А. Гатцука" (М., 1883), по размерам напоминающей небольшую тетрадку, трудно переоценить. Ведь это было первое издание в России, полностью посвященное одному из видов композиции - задачам. Причем автор не только подвел итоги состязания проблемистов, но и четко сформулировал свои взгляды на состояние задач ной композиции начиная со времен А. Д. Петрова. Разбирая достоинства и недостатки присланных произведений, он отметил, что некоторые из них были с явно невозможным положением (нельзя, например, указать последний ход черных) и даже с 12 белыми шашками. И все же они на равных участвовали с другими задачами. Исключение их из конкурса могло бы, по мнению Саргина, только задержать развитие заданного искусства.

И Саргина, вынужденного мириться с неэкономичными задачами, понять можно. Как редактор отдела, он был заинтересован в наибольшей активности читателей. А кто знает, не станет ли нынешний новичок, приславший слабую задачу, через год признанным мастером жанра? Для очередных конкурсов Саргин предлагает ввести три основных требования:

1. Возможность указать последний ход черных;

2. Не допускается 12 шашек одного цвета;

3. Число дамок - не более 5 у одной из сторон.

Предлагалось также ограничить число запираемых шашек. Так, в "Радуге" (1883, № 15) было объявлено, что для публикации будут приниматься только задачи с вариантами, хотя известно их все еще мало. В заключение "Отчета" Саргин сообщает, что того же мнения придерживаются Гоняев и Зверев, давшие согласие также быть судьями конкурса.

А наиболее удачными на конкурсе "Газеты А. Гатцука" были признаны произведения Н. Панкратова и П. Боброва. Весьма денным для любителей задач оказался также помещенный в примечаниях к "Отчету" полный перечень номеров журнала "Всемирная иллюстрация", в которых публиковались задачи.

П. П. Бобров
П. П. Бобров

Интересно, что до настоящего времени сохранилась тетрадка Саргина: "Указатель авторов шахматных и шашечных позиций во "Всемирной иллюстрации".

И что может быть приятнее для автора книги, чем общественное признание ее достоинств? "Мы приносим великую благодарность от лица всех русских тавлеистов*... Саргину за издание этой книжки. Шашечные задачи в России уже так далеко зашли, они развились настолько широко и красиво, что Западу долго не догнать нас в этом искусстве.

*(Тавлеями в старину назывались шашки.)

Шашечная задача у нас не имела теории. Он брел на ощупь, наобум, не зная, что от него требуют, что хотят..." - так восторженно отзывался об этой новаторской работе в журнале "Радуга" (1883, № 33) известный пропагандист шахмат и шашек Павел Павлович Бобров (1862 - 1911).

Уже в 80-е годы Саргин становится обладателем обширнейшей шахматно-шашечной библиотеки, за систематическим пополнением которой он ревностно следил. Стоило появиться где-нибудь интересной новинке, он сразу же просил прислать ее или хотя бы ее копию. Но он был далек от пустого собирательства книг, становившегося все более престижным, - главным для него всегда оставалось их содержание.

Узнав, например, что у французского любителя шашек М. Ренье есть две редкие книги, он по привычке попросил снять с них копии. К его радости, уже через два месяца пришла бандероль с листами, на которых было тщательно переписано мелким почерком содержание обеих книг. И неудивительно, что Саргин позднее весьма тепло отозвался об этом любителе в печати.

Подобное серьезное отношение к книге и библиотеке Саргин отмечал у своего старшего коллеги по аналитической и исторической работе: "Понадобится ли какому-нибудь любителю редкая книга из библиотеки М. К. Гоняева - он сообщает выписки из нее или присылает даже самую книгу для прочтения; попросит ли сам какую-нибудь книгу - он возвращает ее с массой интереснейших пометок на полях. Много раз он писал мне, что не то бы он сделал, если бы жил в Петербурге или Москве".

* * *

Как и Саргин, Бобров также слыл тонким знатоком задач. Многие произведения, составленные ими вместе, появились позднее в печати. Общность творческих взглядов предопределила их тесное сотрудничество на протяжении следующего десятилетия.

А вскоре их объединили родственные узы. П. Бобров женился на младшей сестре Саргина - Анастасии. Их дети, двоюродные братья и сестры Саргины и Бобровы, до последних своих дней (1970-е годы) поддерживали тесные отношения.

С 1882 года Бобров вел шахматно-шашечный отдел в журнале "Радуга", где Саргин являлся одним из активнейших авторов.

Интересной особенностью выходивших тогда больших иллюстрированных изданий были регулярно появлявшиеся различные приложения к журналам. А читателям журнала "Радуга" всегда было приятно ознакомиться и с его приложением "Салон", в котором кроме мод был обширный шахматно-шашечный отдел. Именно в "Салоне" появилась актуальная тогда статья Саргина "Поддавки". Здесь же был помещен большой "Очерк истории шашечной игры" Гоняева. В нем подвергалась сомнению гипотеза немецкого ученого Ван дер Линде о происхождении шашек. Широко освещались также события шашечной жизни в стране, приводились анализы партий, игранных за доской и по переписке.

Большой интерес вызвало у читателей сообщение ("Радуга", 1885, № 8) о предполагавшемся еще летом 1884 года в Орле большом шашечном турнире. К сожалению, тогда не всем его участникам удалось собраться, а поэтому было проведено небольшое состязание, в котором приняли участие Д. Саргин, П. Бобров, В. Эрдели, С. Лебедев и А. Попов. Прошла эта встреча на даче Эрдели близ Орла.

Как видим, и это одно из ранних состязаний в России не прошло без активного участия Саргина.

Посмотрите одну из партий Саргина в том памятном турнире (вначале в "Радуге" ошибочно сообщалось, что он играл белыми, однако затем последовало уточнение, оставшееся не замеченным для поздних исследователей).

Лебедев - Саргин

1. cd4 ba5 2. dc5 d : b4 3. а : c5 fe5 4. gf4 e : g3 5. h : f4.

Игра "на кола" в то время была одной из самых популярных.

5...gf6 6. bc3 cd6 7. ab2 d : b4 8. ba3 fg5 9. а : c5 hg7 10. cb4 а : c3 11. d : b4 gf6 12. fg3 gh4 13. ed4 a : f2 14. g : e3 dc7.

Избирая активную оборону против давления противника в центре, черные попутно создают различные угрозы. Нельзя, например, играть 15. cb2 из-за 15...hg5! 16. f : h6 fg7 17. h : d6 c : al ×.

Лебедев - Саргин
Лебедев - Саргин

15. cd2 fg5 16. dc3 gh4 17. ef2 ef6 18. fg3 h : f2 19. e : gl fe7 20. gf2 cd6 21. fg3 fg5.

Удержать связку белых невозможно: 21...bc7 22. gh4 cb6 13. fe5 d : f4 24. ba5, и уже черным надо искать уравнения в худшем окончании: 24...fe3 25. а : c7 ef2 26. cb8 fgl и т. д.

22. de5 g : е3 23. е : с7 b : d6 24. cd4 ef6 25. d : f2 de5 26. ba5 fg5 27. gh4 gf4 28. hg5 fg3 29. f : h4 h : f4 30. ab6 fe3, ничья.

В "Радуге" появилось немало и других партий, сыгранных в 1883 - 1884 годах в Москве. А поэтому можно полагать, что проводились еще более ранние, чем в Орле, соревнования.

Воспитанный на традициях старых русских игроков, Саргин долгое время обращал внимание лишь на составление задач; с появлением этюдной композиции (впервые содержание этюда раскрыл Гоняев в знаменитых "Набросках о шашках") он становится ярким приверженцем нового направления.

В окончаниях с этюдным финалом особенно четко проявляется богатство шашечных идей, сложных и красивых приемов борьбы, полезных для практической игры. Неудивительно поэтому, что этюдное творчество стали называть поэзией шашек (по образному выражению Гоняева): отточенные, филигранные произведения этюдной композиции всегда отличаются оригинальностью замысла, естественностью построения. Впрочем, шел только начальный период развития этюдов, когда извлекалось множество оригинальных идей, но воплощение их не всегда отличалось совершенством.

Как у любого большого художника, у Саргина сложилось свое кредо в этюдном жанре. Он сторонник классического этюда, в котором сильнейшая сторона располагает не более чем тремя единицами (дамками и простыми).

И уже в 1885 году журнал "Радуга" обещал поместить на своих страницах "Систематический курс окончаний шашечной игры". Как вспоминал позднее видный теоретик композиции Панкратов, он видел этот курс "и решительно поражен массой собранных в нем этюдов". Крайне интересна также его оценка вклада Гоняева и Саргина в развитие композиции: "Первый за всю свою жизнь не составил ни одной задачи, давал исключительно этюды и нормальные окончания, а второй, создавая нередко прекрасные задачи, обогатил русскую шашечную литературу такими этюдами, которые займут видное место в руководстве шашечной игры".

Взгляните лишь на некоторые малоизвестные позиции Саргина, публиковавшиеся в различных журналах и сохраняющие актуальность поныне.

1. ab8! da3 (лучшее) 2. hf8 acl 3. be5! c3 - d2.

Позиции Саргина
Позиции Саргина

Еще шаг, и черные будут спасены благодаря второй дамке, но...

4. eb2! с : a3 5. gc5 ×.

Белые атакуют
Белые атакуют

1. hc1! ba1.

На 1...bс3 белые атакуют 2. fd4 cal 3. d : f6 ×.

2. fd4! e : с3 3. cb2 cd2 4. bf6 a : g7 5. f : cl ×.

На редкость изящный финал украсил следующий этюд Саргина.

Этюд Саргина
Этюд Саргина

1. ad8 fh8 (единственная защита) 2. df6!

Неожиданная жертва дамки ставит черных перед неразрешимыми проблемами.

2...е : g7 3. ch6! gf6 4. hg7 fg5.

Другие ходы вновь не спасают из-за столбняка.

7. gal gh4 6. gf2.

Оригинальное сочетание двух различных тем - столбняка и вилки.

Интересно, что в шашечной литературе, выходившей уже в наше время, развернулась оживленная полемика вокруг таких важных теоретических терминов, как выигрыш темпа и выжидательный ход. И тогда П. Слезкин, автор руководства "Основы шашечной игры", подчеркнул, что правильная точка зрения была у одного из крупнейших исследователей шашечной игры Д. Саргина.

Делать выжидательные ходы и выигрывать темпы можно только дамками. Ведь если простая сделала ход, то назад ее вернуть нельзя (за исключением размена с боем назад).

* * *

За долгие годы совместной работы Саргин и Бобров пришли к убеждению, что необходимо специальное периодическое издание, посвященное в равной мере как шахматам, так и шашкам и, несмотря на огромные организационные трудности и большие финансовые расходы, приступили в 1891 году к выпуску собственного журнала под названием "Шашечница". Их уверенности в успехе начатого дела не поколебала даже недолговечная участь предшественников "Шашечницы": "...мы, знакомые с положением вещей, видим причину этой недолго вечности только в том или другом несчастном стечении обстоятельств, мы твердо верим, что подобное издание может и должно существовать в России". Конечно же редакция журнала понимала, что без активной поддержки читателей трудно надеяться на подлинное признание в широких кругах, а поэтому обратилась с просьбой к читателям присылать свои заметки, сообщения, партии. Редакция также обещала проводить турниры по переписке и конкурсы решений и составлений. И действительно, этот журнал, переименованный в 1892 году в "Шахматное обозрение", стал одним из лучших в России.

В первом же номере "Шашечницы" были опубликованы условия турнира по переписке, подробно разработанные Саргиным. Он же принял на себя обязанности распорядителя (судьи) турнира. Победителем первого турнира (1891), собравшего 10 любителей из разных городов, стал В. Шошин.

Едва завершившись, это мероприятие тотчас вызвало своеобразную цепную реакцию. Вот что сообщалось в разделе "Хроника" одного из очередных номеров журнала (1892, №8 - 9): "Наш турнир по переписке дал толчок к некоторому оживлению среди русских шашечных игроков. Так, из Петербурга В. И. Шошин нам пишет, что он предложил сыграть матчи по переписке А. К. Чайковскому и П. Н. Бодянскому, которые и приняли его предложение..."

Заочные турниры стали для ряда молодых любителей первой серьезной проверкой. Именно в турнире "Шашечницы" раскрылось своеобразное дарование москвича М. Иванова, завоевавшего третий приз. В дальнейшем он стал одним из сильнейших в Москве шашистов (после С. Воронцова и Ф. Каулена), участвовал во всероссийских турнирах.

В последующих турнирах по переписке, организованных Саргиным, побеждали А. Оводов (1892) и Ф. Каулен (1863). Неизменно входил в призовую тройку В. Шошин.

Нынешним знатокам теории небезынтересно будет узнать о первых попытках издателей этого журнала (1891) систематизировать известные в то время начала по определенным признакам.

"Выдвигание левой угловой шашки": 1. ab4; 1. cb4 (включая игру "на кола": 1. cb4 ba5 2. bc5 d : b4 3. а : c5 fe5);

"С продвиганием шашки по большой дороге": 1. cd4 и т. д.

Причем нередко проводились наименования, используемые в английских шашках. Так, вариант 1. cd4 dc5 2. bc3 cd6 3. gf4 ba5 4. d : b6 а : c7 именовался по-английски Defiance, то есть вызов.

А уже через год появились закрепившиеся русские названия: гибельное начало: 1. cd4 ba5 2. bс3 cb6 3. ab2 dc5; городская партия: 1. cd4 dc5 2. bc3 fg5 3. gf4 gf6; игра Романычева: 1. cd4 fe5 2. d : f6 g : e5 3. ef4 hg7 4. ab4.

В "Шашечнице" было опубликовано немало интереснейших партий с обстоятельными анализами, причем некоторые из них не потеряли актуальности и поныне.

Во многих дебютных руководствах в наше время, например, приводится разбор возможных вариантов в игре Романычева после 1. cd4 fe5 2. d : f6 g : e5 3. ab4! hg7 4. ef4 gf6 5. ba5 bc5 6. fe3 ed4 7. ef2 fe5 8. ba3 (сильнее конечно же размен 8. fg5 h : f4 9. e : g5 с подавляющим преимуществом белых) 8...dc3! 9. d : b4 ef6, и черные получают взамен потерянной шашки хорошую контригру.

Контригра
Контригра

Но когда же и кем была найдена эта изящная жертва шашки? По одним источникам, она разработана в 30-х годах нашего столетия мастерами И. Качеровым и Т. Шмульяном, а по другим - ленинградским мастером П. Святым. В действительности же она встретилась впервые в партии Бобров - Чайковский и подробно рассмотрена издателями "Шашечницы" еще в 1892 году.

Почему же это начало названо Саргиным и Бобровым игрой Романычева?

Они объясняли так: "Начало это подробно разработано С. А. Романычевым, который утверждал, что в этом дебюте белые выигрывают. Первые 4 и даже 5 ходов могут случайно встретиться и в партиях лиц, никогда не знавших Романычева, но разработка дебюта... принадлежит всецело Романычеву, по крайней мере, мы не знаем никого другого, кто бы во всех вариантах исследовал настолько это начало".

Об авторе эффектной атаки белых в этом начале известно немного. Как сообщал Саргин в краткой заметке о нем в "Шашечнице", Сергей Александрович Романычев считался одним из ведущих московских игроков (умер в 1891 году). Его можно было бы с полным основанием считать одним из зачинателей теории, но, постоянно играя "на интерес", он ревниво оберегал секреты игры "про запас". "И нет почти никакой возможности достать... для нашего дела что-нибудь полезное, - сокрушался Саргин. - Остается одно: записывать их партии, но это не всегда возможно. Тем не менее это единственный способ "поймать" и разработать... знания".

Попутно следовало бы отметить, что попытки реабилитации положения черных в основном варианте игры Романычева никогда не исчезали. Но особенно неожиданным и, пожалуй, загадочным выглядел вызов любительницы игры из "глубинки" (ст. Котлас) А. Г. Ковалевой, отваживавшейся утверждать, что черные всегда могут добиться ничьей. Она предлагала даже заключить пари с кем угодно, считая ничью за выигрыш, а в случае выигрыша черных она получает двойную сумму. К сожалению, так и осталось тайной, откликнулся кто-нибудь на это объявление, помещенное в литературных приложениях к "Ниве" (1916), или нет. А вместе с тем осталась необнародованной и еще одна (может, удачная?) защита черных.

В "Шашечнице" Саргин привел интересные партии с Панкратовым, носившие теоретический характер. В примечаниях к одной из них он поведал читателям о своем заблуждении относительно оценки варианта 1. cd4 ba5 2. bc3 cb6 3. ab2: "Познакомившись с чрезвычайно разработанными началами игр в английских шашках и заметив в них постоянное стремление ввести в игру как можно ранее шашку а1 со стороны белых и шашку b8 со стороны черных, я вздумал приложить это и к русским шашкам, последствием чего и явилось начало этой партии, которую я выставлял как доказательство выгодности возможно раннего введения в игру шашки al, указывая, что даже при этом начале белым выгодно выводить эту шашку. Н. Н. Панкратов, которому я сообщил об этом, не согласился со мной относительно этой партии, утверждая, что при таком начале черные получат выигрышное положение. Настоящая и две следующие партии показали, что белые могут сделать ничью, но лишь в одном варианте, почему Н. Н. Панкратов и предложил назвать это начало гибельным..."

В журнале Саргин помещал партии, сыгранные не только по переписке, но и за доской - в Московском шахматном кружке, обосновавшемся тогда в "Собрании врачей" на Большой Дмитровке (Пушкинская, 32); "Собрание врачей" (попутно заметим) описано Чеховым в "Даме с собачкой" как докторский клуб. А саму улицу в старину называли Клубной или Дворянской, потому что здесь было много клубов и княжеских домов. После дворянского оскудения, по меткому определению знатока старой Москвы В. Гиляровского, она стала "улицей купцов, захвативших княжеские хоромы".

Как сообщал журнал "Шашечница", определенного места собрания московские любители шашек не имеют. Они порой встречаются в шахматном кружке при Московском собрании врачей, где они могут быть членами кружка на одинаковых с шахматистами условиях. В кружке нередко играют в шашки; из сильнейших игроков там бывает иногда Ф. Каулен.

И хотя Саргин в общем-то не был среди сильнейших московских игроков, он все же порой добивался успеха во встречах с ними. Играли тогда сразу по нескольку партий. Вот лишь одна, в которой Саргин одержал верх над "шашечным королем" Москвы (1892, № 18). Уже тогда Каулен применял свое излюбленное начало (1. gf4), названное впоследствии его именем.

Каулен - Саргин
Играна 13 ноября 1892 г. в Московском собрании врачей Примечания Д. Саргина

1. gf4 fe5 2. hg3 gf6 3. ed4 ba5.

Здесь принято играть 3...hg7, ход же в партии может дать белым хорошую атаку.

4. dc5 d : b4 5. а : с5 hg7.

Ошибочно было бы 5...fg5, тогда 6. f : d6 с : e5 7. cb4 ×.

6. f : d6 с : е5 7. gh4 hg5 12. ba3 ed6 9. с : e7 f : d6 10. gh2.

Ход на ловушку, он ослабил партию белых.

Ход на ловушку
Ход на ловушку

10...gh6.

Если 10...bс7, то 11. cd4! е : с3 12. d : b4 а : с3 13. ed2 ×.

11. fe3 de7 12. ed4 ab6.

Возможно было играть и 17...bc7.

13. ef2 ba7 14. fe3 bc5 15. d : b6 а : c5 16. ef4 g : e3 17. d : f4 e : g3 18. h : f4 fe5 19. cd2 e : g3 20. h : f2 hg5 21. fg3 ef6 22. de3 de5 23. gh4 ef4 24. ab4 c : a3.

Очевидно, что на 24...f : d2 последует 25. b : d6 d : b4 26. de7 f : d8 27. h : f6 bc3 28. fg7 и т. д., и игра сводится к ничьей.

25. cd4 f : d2 26. de5 f : d4 27. h : f6 del, белые сдались.

Следующий игровой фрагмент Саргина может служить наглядным уроком по атаке изолированной шашки e5 (тогда, впрочем, этого термина еще не было).

Ч-в - Саргин
Играна 14 октября 1891 г. в Московском собрании врачей
Ч-в - Саргин
Ч-в - Саргин

14...ed6 15. gh2 d : f4 16. fg3 h : f2 17. e : e5 de7 18. dc3 ed6 19. cd4.

Шансы на защиту сохранялись лишь после 19. ab4 d : f4 20. bc5.

19...d : f4 20. dc5 gf6 21. cb6 fe3!

Решительные тактические действия сразу же решают исход борьбы.

22. b : d8 ed2 23. с : е3 gh4 24. d : g5 h : d2 ×.

Авторитет Саргина всегда оставался высоким в шашечных кругах. Об этом, в частности, свидетельствует и такой факт. Когда известный проблемист и практик А. Харьянов вел в 1909 году шашечный отдел в "Шахматном обозрении" (выходившем тогда под редакцией П. Боброва), он выступил с заметкой "К истории одного дебюта". В ней речь шла о первых ходах: 1. gh4 bа5 2. fg3 cb6 3. ef4. Еще со времен Петрова это начало именовалось "по уголкам". Затем Панкратов после глубокого исследования назвал его дебютом правых шашек. Позднее не раз возвращались к первому наименованию. Но Саргин еще в "Шахматном листке" (1880) называет начало игрой Петрова, объясняя: "Так начиналась игра 1-я в руководстве А. Петрова..." И Харьянов поддерживает это предложение: "Не лучше ли в память основателя русской шашечной литературы А. Д. Петрова обозначить это начало игрой Петрова, как верно назвал уважаемый Д. И. Саргин? Почтить память А. Д. Петрова хоть чем-нибудь было бы далеко не лишним".

С легкой руки Саргина закрепилось и название другого начала отыгрыш. Разбирая в "Шашечнице" свою партию с Романычевым (черные), начинавшуюся ходами 1. cd4 dc5 2. bc3 cd6 3. gf4 ba5 4. d : b6 а : с7, он отмечал, что "этот размен назад нередко употребляется городскими игроками; это, если можно так выразиться, игра на отыгрыш".

А спустя десятилетия в память о самом Саргине один из первых советских мастеров, чемпион Украины В. Лисенко предложил называть вариант в косяке, в котором белые первыми атакуют правый фланг противника, косяком Саргина (так как он весьма часто играл именно этот вариант).

В "Шашечнице" наиболее ярко проявилось всестороннее дарование Саргина: он и непременный комментатор партий, и судья конкурсов задач, и организатор первых в стране турниров по переписке.

С выходом в свет новой книги "Шашки. Полный сборник партий и задач" (С.-Петербург, 1891) в журнале "Шашечница" оперативно появился ее критический разбор: "...ни автор, ни издатель неизвестны. ...Автор - человек, вероятно, малообразованный, но под руками у него были выписки из иностранных книг по шашкам... Он знает, например, название шашечницы по-немецки и по-английски... но не знает русских терминов или создает свои собственные. Большую дорогу он называет Владимиркой (в Москве это означает дорогу на Владимир, по которой отправляют ссыльных в Сибирь)... Шашка, которая берет, - битка... Казематом, мышеловкой, запрудой... называется такое положение игрока, когда его прижали до того плотно, что у него не осталось более ни шагу".

Приводя дальнейшие высказывания автора ("нужно также изучить финты и диверсии... иногда новичок... способен озадачить матадоров гениальным или шальным ходом"), Саргин заключает: "Так и видно ученика г. Фоглера, руководство которого признано "прекрасным".

Но в тех случаях, когда пропаганда шашек ведется со старанием и умением, он решительно отмечает этот положительный опыт: "С № 1223 (1 июля 1892 года) во "Всемирной иллюстрации" открылся шашечный отдел, который, судя по первому, прекрасно составленному отделу, обещает быть очень интересным. Нельзя не обратить внимания здесь, между прочим, на очень хороший набор того типа, каким печатались шашки в "Охотнике" 1887 г. Во "Всемирной иллюстрации" шахматами и шашками, как известно, заведует А. П. Шишкин, которому любители шашечной игры не могут не быть благодарными за открытие отдела, так как шашкам до сих пор еще в русской печати отводится слишком мало места".

Наряду с отзывами на новинки шашечной литературы в журнале также упоминались художественные произведения с шашечными эпизодами. К столетию со дня рождения известного поэта Вяземского, друга Пушкина, журнал поместил басню "Доведь", "формой для которой послужили шашки". Впервые же эта басня появилась в "Пантеоне русской поэзии" (1817).

В "Шашечнице" впервые (в русских шашечных изданиях) появилась известная позиция - с проводкой простой на поле c1 (в окончании две дамки и простая против дамки и простой а3) со ссылкой на испанский учебник, вышедший в Валенсии в 1875 году.

"Сколько-нибудь подробного решения ее никто из читателей не прислал" ("Шашечница", №2).

Из других больших материалов, помещенных в этом журнале, следовало бы отметить обширные материалы Н. Панкратова по "окончаниям игры".

В статье "Трудность решений шашечных проблем", опубликованной в "Шахматном обозрении", Саргин приводит окончание из своей партии с Саратовым и замечает, насколько сложным может быть анализ.

В этом положении была присуждена ничья.

Ничья
Ничья

Однако затем Эрдели предложил вариант на выигрыш, который, в свою очередь, был опровергнут Поповым. Позицию даже поместил журнал "Живописное обозрение", где ведущий К. Плотицин обращался к читателям с вопросами: могут ли белые победить, удастся ли им выиграть темп для построения петли?

В наше время ее разбор приведен в книге выдающегося гроссмейстера по русским шашкам З. Цирика "Шашечный эндшпиль" (1959).

Правда, здесь черная дамка находится на поле а1 (что не меняет оценки рассматриваемого окончания).

Главный вариант на спасение, впервые указанный А. Поповым, выглядит примерно так (вначале белые пытаются выиграть темп): 1. hgl dh8 2. ge3 hb2 3. eb6 bal 4. bc5 ah8 5. cgl hb2 6. cd2 bf6! И теперь если 7. fg5 f : h4 8. gd4, то 8...hel! 9. de3 eb4!, и ничья очевидна.

Нельзя 10. hg7 ввиду 10...bf8 11. gh8 fh6. А на любые ходы по большаку последует 10...bс5 11. ∼d4 са7 или сb4.

Заметное место в журнале занимала также хроника шашечной жизни в России и за рубежом. Из нее читатели смогли узнать не только о крупнейших событиях в Петербурге, Москве, Харькове, Киеве, но и о первых международных турнирах на 100-клеточной доске, проводимых во Франции.

В "Шахматном обозрении" выступали лучшие теоретики того времени, проблемисты и историки игры.

В 1893 году вследствие наметившихся разногласий с Бобровым Саргин продолжал вести журнал самостоятельно. Но вскоре издание приостановилось. Об истинных причинах этого можно догадываться по сообщению, помещенному в разделе "Почтовый ящик" (1892, № 11): "Весьма признательны за предложение, но принять его не можем. Повторяем еще раз, что мы не выдаем гонорара, так как журнал пока идет еще в убыток. На вопрос Ваш о числе подписчиков ответим, что для покрытия типографских расходов за на стоящий год необходимо еще 50 подписчиков".

Среди активных авторов шашечных отделов, которые вел Саргин, было немало энтузиастов из самых различных слоев населения. Тонким знатоком окончаний и составителем задач слыл известный академик архитектуры В. И. Сычугов (ему принадлежит, например, установка памятника Богдану Хмельницкому в Киеве).

Говоря о значении журнала, можно утверждать, что на его материалах росло мастерство не одного поколения любителей игры. Среди них были и известные в советское время мастера: А. Кукуев, В. Лисенко, В. Медков.

В дальнейшем журнал возобновлялся в начале 1900-х годов, уже под редакцией П. Боброва, и выходил с заметными перерывами вплоть до 1910 года.

* * *

Впервые ознакомившись с игрой на 100-клеточной доске, Саргин сразу же почувствовал глубину и богатство таящихся в ней идей. И уже в середине 90-х годов он приступает к составлению этюдов, многие из которых затем отсылает во французские журналы. Своеобразным творческим эхом стала публикация в вышедшей не так давно книге голландского автора Виергевера "Окончания с двумя и тремя черными дамками". Еще со времен Манури, оказывается, известна композиция, в которой разворачивается борьба 4 шашек против 2 неприятельских дамок. А в конце прошлого века эту тему усиленно разрабатывали русские шашисты, причем самым продуктивным оказался труд Саргина. В 1895 - 1896 годах он поместил немало своих этюдов во французских журналах "La Patrie", "La Strategies "Les Jeu de Dames".

Саргин доказывает возможность выигрыша
Саргин доказывает возможность выигрыша

Обычно в таких случаях партия заканчивается вничью. Но Саргин тонкими маневрами доказывает возможность выигрыша.

1. 16 - 2 24 - 35.

Если 1...24 - 47, то 2. 2 - 24 47 : 36 3. 46 - 41 ×.

2. 41 - 19 35 : 13 3. 2: 24.

Теперь черной дамке 31 негде укрыться.

3...31 - 4.

Если 3...31 - 36, то 4. 46 - 41 36 : 20 5. 25 : 3 ×; 3...31 - 26 4. 46 - 37 26:20 5. 25:3 ×; 3...31 - 48 4. 46 - 23 6 - 11 5. 24 - 20 и 6. 23 - 34 ×.

4. 46 - 19! (выжидательный ход) 4...4 - 31 5. 19 - 37 31 : 20 6. 25 : 3 ×.

Большой заслугой Саргина стало доказательство: в известной позиции Манури (1787) дамку 50 можно заменить на простую.

Позиции Манури
Позиции Манури

Ключевая расстановка в этом случае достигается следующим образом.

1. 48 - 39 5-14 2. 39 - 44 14 - 10 3. 47 - 38 10 - 37 (46) 4. 38 - 33! 37 - 5.

Нельзя 4...37 - 14: 5. 44 - 40 45: 34 6. 33 - 39 34 : 43 7. 43 : 10 ×.

5. 33 - 29 5 - 46 (единственное!) 6. 44 - 6 46 - 5 7. 6 - 11 5 - 46 8. 11 - 44 (темп выигран) 8...46 - 5 9. 29 - 33 ×.

Позднее класс позиций с простыми - белой 50 и черной 45 - стали называть позициями с деталью Саргина*.

*(С подробным обзором окончаний с деталью Саргина на страницах журнала "Шашки" выступил (1977 - 1978) заслуженный тренер СССР, мастер Ю. Барский.)

Характерная особенность этой позиции заключается в удачной расстановке белых дамок 42, 29, 35, готовых при случае поймать в петлю неприятельские дамки.

1. 6 - 1! 18 - 45.

Если 1...18 - 9, то срабатывает петля: 2. 42 - 31 9 : 36 3 1 - 18 36 : 30 4. 35 : 5 ×.

2. 24 - 29 45 : 23 3. 1 : 45.

И оказывается, что черной дамке становится неуютно на большаке. Нельзя отходить 11...14 - 46 из-за 4. 42 - 20! 25 : 14 5. 45 - 23 × либо 3...4 - 10 4. 42 - 37! 14 : 46 5. 35 - 30 25 : 34 6. 45 : 5 - столбняк.

При сильнейшей защите 3...14 - 5 также следует яркий финал: 4. 42 - 29 4 - 10 (вынужденно) 5. 29 - 15 10 - 14 6. 15 - 10 14 - 20 7. 10 - 46 ×.

А если черная дамка сойдет с большака - 3...14 - 3?, то исход партии решает 4. 42 - 26 ×, а на 3...14 - 9 последует 4. 42 - 48 с неизбежной поимкой дамки: 4...9 - 36 5. 45 - 18! 36 : 9 6. 35 -30 ×; 4...9 - 3 5. 48 - 26 3 - 9 6. 26 - 3 ×.

Не лишено остроумия и решение следующей позиции Саргина.

Позиции Саргина
Позиции Саргина

1. 14 - 20! 24 - 29.

После 1. 24 - 30 путь к победе произаичен: 2. 1 - 6 15 : 24 3. 6 - 33 ×.

2. 1 : 40!

Из множества вариантов боя белые избирают самый парадоксальный.

2...35 : 44 (или 24) 3. 45 - 50! и 4. 50 : 15, и неприятельская дамка оказывается в капкане.

Понимая широкие возможности на 100-клеточной доске, Саргин все же сомневался в перспективности новой игры из- за низкой результативности в окончаниях: здесь для победы сильнейшей стороне надо иметь, как правило, на три дамки больше*.

*(Ряд матчей на высоком уровне, прошедших в наше время, показал действительную силу защитных ресурсов в "стоклетках". Подавляющее число партий завершалось перемирием. Поэтому весьма своевременным выглядит эксперимент на турнире гроссмейстеров в Амстердаме (1985), когда за материальный перевес в ничейном окончании присуждались дополнительные очки.)

* * *

С приостановкой выхода "Шахматного обозрения" (1893), Саргин не бросает организационной и журналистской деятельности. В 1894 году в Москве стараниями Бодянского состоялся наконец первый съезд-турнир. Саргин был одним из распорядителей турнира.

С 1896 по 1899 год Саргин ведет специальный отдел в журнале "Конская охота". Здесь он помещает задачи, этюды, партии и обширные анализы, выступает с полемическими заметками. Пожалуй, не остается ни одной игры на клетчатой доске, о которой Саргин не имел бы своего, всегда серьезного, аргументированного суждения.

В "Конской охоте" появляется его весьма содержательная статья о столбовых шашках (башнях).

Многие начала и отдельные позиции, над оценкой которых когда-то размышлял Саргин, возникли на доске позднее и нашли отражение в печати. В журнале "Конская охота" (1899, № 50) он, например, сообщает о сохранившемся со времен Хромого предании, что после начальных ходов 1. cd4 dc5 2. bс3 cd6 3. gf4 fg5 4. de5 bc7 белые выигрывают, проводя комбинацию 5. аb4 с : аЗ 6. ed4 g : с5 7. cb4 d : f4 8. b : b8.

По мнению Саргина, черные ловят дамку белых: 8...bс5 9, b : g3 gf6, и если 10. gb8, то 10...dc7, сохраняя шансы на спасение.

Шошин доказал, что положение черных безнадежно
Шошин доказал, что положение черных безнадежно

Позднее А. Шошин все-таки доказал, что положение черных безнадежно. Обширный анализ приведен также в наше время в книге Г. Хацкевича "25 уроков шашечной игры" (Минск, 1979, стр. 21).

Но белые намного быстрее побеждают, если на втором ходу они сдвинут шашку d2 (вместо b2). Известна, в частности, партия В. Шошина (белые) с М. Дубининым (1896), в которой далее последовало:

5. ed4! с : е3 (если 5...g : е3, то 6. сb4 и т. д.) 6. f : d4 g : с5 7. cb4 d : f4 8. b : b8, и дамка белых не ловится.

То, что материалы Саргина порой появлялись в печати под псевдонимами, было обычным явлением для того времени. Только у А. Шошина, например, их было около десятка. Но Саргин к тому же создал образ заядлого игрока, любителя задач и этюдов, по фамилии А. А. Ван дер Спотт. Причем местом пребывания "героя" Саргин объявлял поначалу село Богородское, а затем (видимо, для придания этому образу более реальных черт) - Брюссель.

В разных изданиях под этим именем появлялось немало ярких произведений.

Как редактор отделов, Саргин дотошно разбирал достоинства и недостатки примеров "неведомого" автора, указывая на предшественников и на совпадения с зарубежными источниками.

Вот одна из позиций, предложенных читателям "Конской охоты" от имени А. А. Ван дер Спотта (с. Богородское) в 1898 году.

Позиция А. А. Ван дер Спотта
Позиция А. А. Ван дер Спотта

Серией тонких маневров белые добиваются победы.

1. са3 fg7 (сильнейшая защита) 2. af8 gh6 3. ef4 h8 - g7 4. fe7! gf6 5. ea3 f : h4 6. act h : e3 7. c : f4 ×.

Приводя решение, редактор отдела сообщил, что ее предшественником является положение, приведенное еще в сочинений Лалемента в 1801 году. Доработкой Ван дер Спотта стала вступительная игра: 1. ca3 fg7.

Повышенный интерес в кругах любителей игры вызвала и публикация партии Грегуар - Ван дер Спотт с примечаниями Саргина. И сразу же она была помещена в журнале "Шашки" с дополнительным анализом Бодянского.

О чувстве юмора, тяге к розыгрышам свидетельствует и то, что Саргин не ограничивался вымыслом одного образа, он придумывал имена и для своих партнеров по игре. Частенько его партнером бывал... капитан Немо (герой популярного романа Жюля Верна).

Это во встрече с ним Саргин впервые продемонстрировал красивый выигрыш в одном из вариантов косяка (после 6...hg7?).

Саргин - Capt. Nemo
Москва, 1891

1. gf4 fg5 2. cb4 gf6 3. bс3 bc5 4. cd4 gh4 5. d : b6 a : c5.

Как отмечали позднее В. Медков и А. Мишин, это начало разработано знаменитым В. Воронцовым и его учениками Ф. Кауленом и С. Воронцовым.

Любил его разыгрывать и Саргин.

6. ab2 hg7?

Черные попадают в проигранное положение
Черные попадают в проигранное положение

Делая этот внешне безобидный ход, черные тотчас попадают в проигранное положение. Обычно играют 6...fg5 или 6...fe5 с равной игрой.

7. dc3! fe5.

В случае 7...fg5 последовало бы 8. ed2! ef6 9. hg3 ×.

8. cd2! e : g3 9. h : f4 ef6 10. fg5 h : f4 11. e : e7 d : f6 12. de3 fe7.

Черные продолжают делать единственные ходы.

13. ef4 fe5 14. fe3!! (начало яркой комбинации) 14...е : g3 1. cd4! сb6 16. de5 d : d2 17 b : cl с разгромом.

Тогда же в "Шахматном обозрении" (1892) Саргин приводит поучительную партию с капитаном Немо, в которой белые жертвуют шашку с обоюдоострой борьбой.

Саргин - Capt. Nemo
Играна в Москве 8 августа 1892 г.

1. cd4 dc5 2. bс3 cd6 3. сb4 bа5 4. d : b6 а : с7 5. bc5 d : b4 6. а : с5 fe5 7. gf4 е : g3 8. h : f4 cd6.

До этого так было в партии В. Шошин - Платонов (1891), где впервые встретилась жертва шашки.

9. ab2 d : b4 10. bа3 dc7 11. а : с5 cd6 12. cb2 d : b4 13. bа3 bс7 14. а : с5 cd6 15. сb6! а : с5 16. dc3 gf6 17. fg3 hg7.

В упоминавшейся партии было 17...fe5 18. gh4 е : g3 19. h : f2 hg7 20. cd4 cb4 21. de5 d : d2 22. e : a5 ed6 23. ab6 gf6 24. fe3 hg5 25. ba7 dc5 26. ab8 cb4, ничья.

Ничья
Ничья

18. gh4 hg5.

Возвращая назад шашку, черные пытаются использовать преимущество в центре. В случае 18...fe5 возможны упрощения после 19. ed4 и т. д.

19. f : h6 fe5 20. gh2 gf6 21. ed2 ef4! 22. e : g5 fe5.

Теперь уже черные жертвуют шашку, сохраняя инициативу.

23. gf6! е : g7 24. de3 de5 25. hg3 gf6 26. gf4 e : g3 27. h : f2 fe5 28. fg3 ef6 29. ef4 cd4 30. fd6 d : b2 31. dc7; исчерпав все ресурсы, противники заключили перемирие.

Уже тогда Саргин понимал форсированный характер всего дебютного варианта с жертвой шашки, позволяющего белым довольно быстро добиться уравнения даже с заведомо сильным противником.

И, завершая обширный комментарий к этой партии, он задает вопрос: а не лучше ли черным для усиления игры играть не 2...cd6, а 2...fg5? "Решение этого важного теоретического вопроса в том или другом смысле сразу же подвинуло бы вперед изучение начал игр в шашках".

Дальнейшее развитие теории лишний раз подтвердило эти опасения одного из первых исследователей, а также раскрыло множество новых схем развития, позволяющих получить содержательную игру для обеих сторон.

Но порой Саргин и сам попадал в щекотливое положение во встречах с более сильными противниками.

Саргин - Оводов
Москва, 1895

1. gf4 fg5 2. сb4 bс5 3. bс3 gh4 4. cd4 gf6 5. d : b6 а : с5 6. аb2 fg5 7. dc3 ef6 8. bd5 fg7 9. cb4?

Решающая ошибка, позволяющая черным провести внезапный удар.

Саргин - Оводов
Саргин - Оводов

9...сb6! 10. а : е5 f : d4 11. b : d6 dc7! 12. e : c5 g : e3 13. f : d4 c : a1 ×.

Серьезная журналистская и организаторская деятельность оставляет все меньше времени Саргину для практической игры. Но и в тех редких партиях, которые он проводит за доской, проявляется оригинальность его мышления.

Предлагаем вниманию читателей интересную партию Саргина, прокомментированную им в "Конской охоте" (1897, № 21-b).

Саргин - Васильев
Играна в Москве 17 апреля 1897 г.

1. cb4 fg5 2. bс3 gf6 3. g!4 bc5 4. ba5 fe5 5. cb4.

В наши дни сильнейшим здесь считается 5. ad4 с перевесом.

5...е: g3 6. h : f4 ef6 7. dc3.

Как отмечал Саргин, после 7. ab2? hg7! белые проигрывают.

7...hg7 8. cd4 gh4 9. d : b6 a : c5 10. ab2.

Лучшее. 10. cb2 fe5 11. bс3 e : g3 12. cd4 проигрывает из-за 12...gf6! 13. d : b6 de7! 14. b : d8 dc5 15. b : d6 e : c5 16. d : g5 h : d2 17. e : c3 g : b4 18. a : c3 hg3 и т. д.

Саргин - Васильев
Саргин - Васильев

10...fe5 11. bс3 e : g3 12. cd4 hg5.

Нельзя 12...gh2 13. d : b6 ba7 ввиду 14. ef4 a : c5 15. fe51 ×.

13. d : b6 gf4 14. e : g5 h : f6 15. f : h4 ba7 16. bc5. d : b4 17. a : c5 fe5 18. gf2 ef4 19. fe3 f : d2 20. c : e3 cd6 21. c : e7 a : c5 22. ed4 c : e3 23. ab6 f : d6 24. ba7 dc5 25. ab8 gf6 26. bh2 ef2 27. e : g3 cb4 28. hg1 fe5 29. hg5.

Совместные поиски выигрыша Саргиным и Кауленом не увенчались успехом.

29...de7! 30. ge3 ba3 31. ecl ed4 32. gh6 dc3 33. hg7 ef6 34. g : e5 cb2. Ничья.

Один из известных московских шашистов, В. Васильев, имел свою лавку, где постоянно собирались игроки со всей округи. И вот в 1899 году его брат, С. Васильев, вызвал играть на ставку талантливого А. Шошина. Этот заочный матч завершился убедительной победой Шошина (+2 = 2), хотя Ва-сильеву помогали многие любители во главе с "шашечным королем" Москвы Кауленом. Придя однажды в эту лавку, Саргин застал там целый "комитет" игроков, которые тут же бросили разбор. Что же заставило их так поступить? Объяснение лишь одно: игроки знали о нетерпимости Саргина к любым проявлениям нечестной борьбы и опасались, что это станет известным братьям. Шотиным, с которыми тот поддерживал дружеские отношения*.

*(Свидетельство самого Д. Саргина ниже.)

Как вспоминал один из сыновей Саргина, в это время "отец вел обширную переписку с Сердобинским, Оводовым, братьями Шошиными, Сорокиным, встречался со многими шахматистами. Бывал у нас в доме и Эм. Ласкер". Порой на квартире Саргина проходили даже турниры ведущих московских игроков, о результатах которых сообщали журналы "Шашки", "Конская охота".

Едва ли не с самого начала выхода в Варшаве журнала "Туgodnik Szachowy" Саргин становится его активным сотрудником. Он знакомит польских любителей со своими новыми произведениями и большой статьей "Виды шашечной игры". Причем в ней не только сообщались сведения о распространенных видах польских, турецких шашек, но и о различных их вариациях: башнях, клещах и др. Там же автор привел ряд игровых положений, иллюстрирующих совершение сложного ударного хода.

Любопытно, что во время развернувшейся тогда дискуссии вокруг правильности ударного хода в журнале "Шашки" в качестве примеров использовались положения Саргина.

"Следует думать, что и Д. И. Саргин не считает неправильным двукратное прохождение одного и того же поля при совершении удара; по крайней мере, в последней своей статье он приводит... одно положение, в котором белая дамка, совершая ударный ход, дважды проходит через поле f2" ("Шашки", 1899, № 20).

По сообщению польского журнала (1899, № 5 - 6), Саргин приступил к подготовке руководства шашечной игры.

В помещенных там же выдержках были рассмотрены различные дамочные окончания, где сильнейшая сторона добивалась победы благодаря особому расположению простых шашек. Среди них были и ранее не публиковавшиеся.

К сожалению, завершить начатую работу автору по каким- то обстоятельствам не удалось.

Читателям польского журнала Саргин предложил интересное дамочное окончание.

Дамочное окончание
Дамочное окончание

Материальный перевес белых со временем должен принести им победу. Но серией остроумных жертв и тонких маневров они добиваются ее через несколько ходов.

1. с5 - d6! е : с5 2. fe3 g : b4 3. се5 gh6 4. gh4 ×.

Упоминая этот журнал, выходивший на польском языке, нельзя не отметить его специальный выпуск, появившийся 12 декабря 1898 года, в день освящения в Варшаве памятника Адаму Мицкевичу. В нем было опубликовано послание А. Мицкевича своему другу Ф. Малевскому - поэма "Шашки" с изображением играющего поэта - и несколько задач по поводу знаменательного события.

В этом же издании, как сообщал журнал "Шашки" (1899, № 23), была высказана интереснейшая мысль "о желательности устройства в Париже во время предстоящей там в 1900 году Всемирной выставки международного конгресса шашистов, на котором могли бы быть урегулированы неоднообразно определяемые в разных странах правила о количестве полей на шашечной доске, о простом и ударном ходе, о правах дамки и простой и др. Конечно, в интересах игры и ее теории можно только лишь желать, чтобы такой конгресс состоялся. Однако несомненно, что осуществление его соединено со слишком большими и разнообразными затруднениями".

Лишь через полвека, с созданием Всемирной шашечной федерации, многие из этих вопросов были наконец решены.

* * *

На редкость плодотворно развивались отношения Саргина с братьями Шошиными, жившими в Петербурге. Еще в ранних номерах "Шашечницы" неоднократно помещались задачи старшего из братьев - Василия. Он же с успехом выступал в заочных турнирах, организованных Саргиным. Как сообщала "Шашечница", при личном свидании в Петербурге в 1891 году они сыграли 40 партий.

Одним из первых Саргин распознал и по достоинству оценил яркий талант А. Шошина, не раз присылавшего в "Конскую охоту" задачи. Шошин считал, что занятия композицией не могут помешать росту практической силы игры. А в дни проведения (1898) Всероссийского турнира в Москве, на котором Александр блеснул яркой игрой, Саргин писал в "Конской охоте": "Нельзя не приветствовать молодого любителя, ценящего в шашках все прекрасное и глубокое, а не отдающего себя лишь одной игре".

Когда в 1903 году Шошины открывают свой журнал "Шашечный листок", Саргин оказывает им всяческую поддержку. Он помещает здесь значительное историческое исследование "О происхождении шашечной ИГРЫ", положившее начало будущей книге. В этом же журнале он публикует "Устав игры в Русские шашки" (в отличие от "Устава" М. Гоняева, 1884) и "Особое прибавление к Уставу" содержащее ряд ценных сведений о национальных шашечных играх.

И когда Шошины организуют три заочных турнира, Саргин без долгих раздумий учреждает для победителей призы, в числе которых были комплекты "Шашечницы" и его "Отчета о конкурсе в Газете А. Гатцука".

Но, к большому огорчению читателей, "Шашечный листок" из-за финансовых затруднений прекратил свое существование Шошины решили передать его издание в Москву - Саргину.

В декабре 1903 года В. Шошин обратился с соответствующим ходатайством в Главное управление по делам печати, после чего была получена весьма обнадеживающая справка. По сообщению секретного отделения московского генерал-губернатора в феврале 1904 года, "купеческий сын Давыд Иванов Саргин, 44 лет от роду, поведения, образа жизни и нравственных качеств хороших, под судом и следствием не состоял и ни в чем предосудительном в политическом отношении не замечен. В настоящее время Саргин нигде не служит, а ранее служил в государственном банке, средства к жизни имеет, по-видимому, более чем достаточные..."

Через месяц царская цензура выдала Саргину разрешение на издание журнала.

Но журнал так и не увидел света: "Так как разрешение получено было мною уже по открытии войны с Японией, то я не нашел удобным в такое время приступить к изданию журнала, могущего иметь лишь крайне ограниченное распространение", - объяснял Саргин.

В виду того что в марте 1905 года истекал срок разрешения, Саргин просил отсрочки еще на один год. Однако отсрочкой, которая была ему предоставлена Саргин не воспользовался.

Возможно, среди подлинных причин отказа Саргина от ведения журнала не последнюю роль сыграли пошатнувшееся здоровье и определенные финансовые затруднения.

В последующие годы Саргин все меньше внимания уделяет журнальным публикациям. В журнале "Нива" он сообщает итоги конкурса шашечных задач (1905), судьей которого он был, а также помещает некролог "Александр Иванович Шошин" (1906).

Любопытно, что в журнале "Шашечные досуги", выходившем в Юрьеве под редакцией А. Зенченкова (1911), появился рассказ "Пять и одна" - о несостоявшейся попытке группы энтузиастов выпустить шашечный журнал. Причем среди персонажей рассказа читатели без особого труда могли разгадать образы Саргина и других известных деятелей.

Со временем Саргин постепенно отходит от составления задач, сосредоточивая внимание на этюдах. Вот один из них, опубликованный в 1912 году в приложении к "Ниве" (под редакцией В. Шошина).

Классик композиции остается верен своей излюбленной теме - борьбе в дамочных окончаниях.

Борьба в дамочных окончаниях
Борьба в дамочных окончаниях

1. cd6! h : с7 2. b : h2 df6 (А, Б) 3. hg5 fd8 (В, Г) 4. bа5 h : f6 5. hc7 d : b6 6. a : h4 с выигрышем.

А) 2...da5 3. hf4 ×;

Б) 2...db6 3. bс3, получая нормальное выигрышное окончание;

В) 3...fh8 4. bf8! h : f6 5. fg7; идея столбняка в подобном оформлении весьма часто встречается у Саргина;

Г) 3...fa 1 4. bc5 h : f6 5. cd4 а : е5 6. hb8 ×.

Саргину по праву принадлежит слава одного из лучших русских этюдистов. Он составил около 200 этюдов, но опубликовано было чуть меньше половины.

Еще в "Шашечнице" (1891) была впервые опубликована его знаменитая позиция - белые: Д. h2, простые - b4, с3; черные: Д. gl, - обошедшая ныне все учебные руководства по игре.

Но именитому этюдисту претит чувство самоуспокоенности, и он продолжает настойчиво шлифовать удачно найденные прежде оригинальные идеи.

Интересной доработкой этюдного окончания (1892) стала следующая позиция.

Этюдное окончание
Этюдное окончание

Продвижение черных в дамки, казалось бы, неотвратимо, но удачное использование идеи "трамплин" с учетом "предательских" шашек h2, h8 позволяет белым завершить исход борьбы в свою пользу.

1. bg1! b2 2. fc1 ba1 3. ab8 ac3 (3...hg7) 4. gd4! c : g7 5. bg3 ×.

В одном из номеров польского журнала был помещен этюд Ван дер Спотта (Брюссель) с заданием - белые начинают и выигрывают.

Этюд Ван дер Спотта
Этюд Ван дер Спотта

Как отмечалось позднее в журнале "Шашки" П. Бодянского, эта позиция представляла переделку из польских шашек. В новом виде этюд интересен защитой, которая получается у черных при неверной игре белых.

Вот главный вариант решения.

1. ef8! de1.

Если 1...dc1, то 2. fh6 ×.

2. fg7 ea5.

Нельзя 2...eh4 или 2...eg3 из-за 3. gf6 или 3...ge5 с поимкой дамки и оппозицией. На или 2...ed2 выигрывает 3. cd6, а в случае 2...eb4 решает 3. cb6 ×.

3. gh8.

Выясняется, что нельзя отходить 3...ae1 ввиду 4. cb6! Если же черные пожертвуют шашку, то игра сведется к нормальному окончанию.

Можно с уверенностью сказать, что этюдное наследие Саргина, так же как и Гоняева, Панкратова, А. Шошина, оказало заметное влияние на творчество советских композиторов. Отличным сочетанием тем различных этюдов Саргина отмечена, например, позиция А. Савельева, появившаяся в газете "64" (1937).

Позиция А. Савельева
Позиция А. Савельева

1. gf8 ac1.

На 1...fg3 к выигрышу ведет 2. hс3! и 3. gc5 ×, а на 1...bе3 последует 2. ha1 аb4 3. аg7 bс3 4. gal fg3 5. fc5 ×.

2. f : a3 fg3 3. hg7! gh2.

Не проходит 3...cg5 ввиду 4. gf2 и 5. gc3 ×.

4. gh6 ab6.

После 4...ab4 решает 5. a : d6 ×.

5. g : a7 ab4.

Плохо 5...hg1 из-за 6. ac5 и 7. ce3.

6. a : d6 cb2 7. dg3 и 8. h : a3 ×.

Важным дополнением к одному из этюдов Д. Саргина стало и известное окончание В. Сокова, в котором черные начинают и делают ничью.

Окончание В. Сокова
Окончание В. Сокова

1...ba7 2. hf4 agl 3. fh2 gc5! 4. hgl ce7!

И теперь в случае 5. ge3 последует 5...ed8, а на 5. gf2 черные отходят - 5...ef8. Выясняется, что никакие выжидательные маневры не позволяют белым провести простые в дамки и выиграть.

Увлекшись еще одной - математической стороной шашечной игры, Саргин приходит к интересным выводам. По его подсчетам, например, число различных положений, получающихся в результате перебора только трех первых начальных ходов, превышает 7000 (причем явно проигрышные варианты для одной из сторон он во внимание не принимал).

После разбора большого числа окончаний Саргину удалось определить среднюю силу дамки - 2,5 простой. Такого же мнения придерживался и теоретик Панкратов.

Ссылаясь на анализ Гоняева, Саргин приводит в польском журнале "Tygodnik Szachowy" (1899, № 25 - 26) любопытную статистику исхода борьбы в окончаниях дамка против двух простых. По его мнению, на практике возможны около 11 340 различных позиций такого вида, причем дамка побеждает в 5970 случаях, в 5330 на доске возникает ничья, и лишь в 40 дамка уступает в борьбе.

М. К. Гоняев
М. К. Гоняев

* * *

В последние годы Саргин все больше внимания уделяет исследованиям по истории шашек и шахмат, выступает с лекциями и статьями.

Успехи Саргина в изучении истории игры вряд ли стали бы заметными, если бы он не обладал, по выражению Гёте, "чувством человека, образованного настолько, что при оценке современных достижений... он принимает в расчет также прошлое".

Весьма примечательным оказался его очерк "Немцы о шахматах в России" ("Шахматный вестник", 1916), в котором он, в частности, подробно остановился на высказываниях иностранцев, гостивших в России в XVII веке, относительно игр на клетчатой доске. Подробно анализируя их сообщения, Саргин делает вывод, что уже тогда дамка (доведь) была дальнобойной.

Там же он, кстати, опровергает притязания прибалтийского теоретика Ф. Амелунга на открытие способа ловли одинокой дамки тремя, когда последние владеют большой дорогой: "Меж тем он... открыт давным-давно, а в русской специальной литературе показан А. Д. Петровым в его шашечном учебнике 1824 году, когда Амелунг (1849 - 1909) еще не родился..."

Накопленный в течение около трех десятилетий опыт позволил Саргину приступить осенью 1913 года к изданию книги "Древность игр в шашки и шахматы", подводящей итоги его исследований в области истории игр. В процессе поиска необходимых сведений он не ограничивался обращением к различным печатным источникам, он активно сотрудничал с видными учеными и специалистами, знакомился с результатами археологических раскопок.

В предисловии к книге, подготовленном в 1914 году, Саргин с благодарностью перечисляет всех своих добровольных помощников, и среди них - "В. И. Шошина, для издания которого в 1903 г. я принялся за новую переработку своего прежнего труда; П. Н. Бодянского, который, не подозревая, очевидно, действительных трудностей, прислал мне свой перевод ланских текстов... А. К. Мишина, который обратил мое внимание на несколько новых изданий... Только при таком многочисленном и дружеском содействии мог я достичь той полноты, которая, надеюсь, доставит удовольствие любителям шахмат и тавлеистам, а может быть, даже некоторым филологам".

Посвятил Саргина свой труд видным пропагандистам шашечной игры, с которыми его долгое время связывали дружеские узы: М. К. Гоняеву, С. А. Сорокину, А. И. Шошину и В. А. Эрдели. Как он подчеркивал, эта робота создавалась в три приема. Толчком для нее послужила переписка с Гоняевым, затем по явилась серия публикаций в петербургском журнале "Шашечный листок" (1903).

Причем на одной из стадий рукопись читал Сорокин. Филолог и большой любитель истории (а также знаток шашечной игры) он очень часто и с интересом обсуждал различные выводы этих изысканий. И Саргин его мнением дорожил.

Наглядное представление об объеме проделанной Саргиным работы дают лишь некоторые цифры: из 420 страниц книги около 300 отведено исследованию по истории игр и около 100 занимают различные, весьма ценные приложения. Среди них - описание правил 30 шашечных и шахматных игр (включая нард), новая редакция "Устава игр в русские шашки", 15 собственных этюдов по стоклеточным шашкам. О серьезности и глубине исследований также красноречиво свидетельствует около 500 примечаний с историческими и археологическими сведениями. В исследовании приведено немало смелых гипотез автора, подтверждение которых может быть дано лишь со временем.

Саргин всесторонне рассматривает выдвинутые ранее о происхождении шашек шахмат (Линде), игры мельница (М. Гоняев) и показывает, что корни этой игры уходят в древний Египет.

По его мнению, изобретение игры связано с астрологией. Различные формы игры были известны также в Древней Греции и Древнем Риме.

Не лишена остроумия догадка Саргина о происхождении современного названия игры во многих странах Европы. Знакомясь как-то со снимком одной древней медали, хранящейся в Парижской библиотеке, он обратил внимание на то, что кроме изображения двух игроков за шашками можно также разглядеть изображение козы (или оленя?). А по латыни коза (или олень) называется "дама".

"Вот где лежит зародыш нового названия игры шашечной. Вот откуда идет ее название - игра в дамы,- слово, которое по созвучию лишь в новейшие времена было принято за женщину, госпожу",- сделал вывод Саргин. Это название, по его мнению, было еще в ходу у игроков в латрункули в Древнем Риме, но не вошло в классическую литературу.

Интересные сведения в пользу этой версии удается найти и в наши дни. В вышедшей сравнительно недавно монографии голландского историка шашек Круйсвийка приведено высказывание одного немецкого историка конца XVII века, считавшего, что название шашечной игры, видимо, произошло от слова daim (вид оленя). Именно из рогов оленя делались небольшие шашки.

И, может, не случайно в средние века в Европе на шашках частенько изображали оленей. Об одной из таких находок в старой Риге сообщалось в журнале "Шашки" (№ 3, 1977).

Саргин также обратил внимание на то, что на древних вазах часто повторяется изображение двух воинов за какой-то игрой расчета, на что указывают руки, протянутые к игральной доске, и позы сосредоточенных в раздумье игроков.

Немало строк в "Древности игр..." отведено и описанию шашечных комплектов (старинных), свидетельствам очевидцев игр в тавлеи.

В описании Московской Оружейной палаты А. А. Вельтмана (М., 1860, стр. 147) встречается, например, выписка: "Тавлеи янтарные присланы с двумя шахматными досками в 1675 году, ноября 25, от бранденбургского курфюрста Фридерика Вильгельма с послом Иоакимом Скутер".

Приводя это высказывание, Саргин добавляет, что это были "очень небольшие шашки нынешнего образца с точеным верхом и плоскою нижнею стороной".

А в рукописи некоего очевидца, описывающего период с 1717 по 1725 год, про петербургские собрания сообщается: "Все знатные особы расписаны по дням, и в которые после полудня Его Величество приезжает и веселится, назывались ассамблея. Забавляются в карты, и в шахматы, и в тавлеи, тут и Государыня с фамилией присутствует".

В этом исследовании Саргин предстает перед читателями не только как вдумчивый историк, но и как опытнейший библиограф. Продолжая кропотливую работу в этом направлении, он приводит ссылки на всевозможные издания на многих языках (включая периодику), где затронута хоть как-то шашечная или шахматная тематика. Большую ценность представляет также полный перечень русской шашечной литературы за весь предшествовавший период, а также список около тридцати журналов и газет, публиковавших шашечные материалы.

Там же приводится ряд игровых позиций на 64- и 100-клеточной досках.

Для иллюстрации сложного удара Д. И. Саргин приводит следующую любопытную партию.

"1. cd4 bс5 2. d : b6 с : а5 3. bс3 fg5 4. ab2 dc5 5. gh4 ab6 6. h : f6 е : g5 7. hg3 gh4 8. gf4 fe7? (лучше 8...ba7).

Партия Саргина
Партия Саргина

9. cb4! a : al 10. fg3! h : d4 11. fg5 h : f4 12. cb2 a : c3.

В этом положении белые бьют 13. d : b4 : d6 : f8 : h6 : cl и выигрывают. Однако они могли делая этот последний ход, остановиться дамкой не только cl, а также и на d2 или же на В этом последнем случае шашка с5, хотя и взятая при ударе, препятствовала бы белым взять шашки d4 и b6. Последний случай, когда ход берущей шашки как бы прерывается взятой уже шашкою (в данном положении шашкою с5), а сама берущая шашка становится рядом с неприятельской шашкой, носит название "турецкого удара" (выражение это заимствовано из французских шашек)".

При беглом знакомстве с монографией "Древность игр..." складывается впечатление незавершенности изложения. Но строго судить автора за это нельзя, ведь книга выпускалась в тревожное время - в канун и во время первой мировой войны.

Во введении Саргин пишет по этому поводу: "Книга моя, печатание которой началось еще осенью 1913 года, выходит со значительным опозданием и совсем не вовремя... Старался издать книгу скромнее... и ограничил число ее экземпляров всего 350-ю..."

Более тщательное редактирование, составление обширного указателя терминов, фамилий и исторических событий потребовали бы, видимо, еще около года спокойной работы. И, опасаясь срыва издания книги, Саргин сознательно идет на издержки.

Но на этом его затруднения, к сожалению, не прекратились. Несмотря на то что заказанный тираж книги, печатавшейся в частной типографии, составлял всего 350 экземпляров, Саргину удалось выкупить лишь незначительную его часть, да и то в несброшюрованном, непереплетенном виде.

Большая же часть тиража осталась в типографии и в дальнейшем пошла на распродажу без ведома автора.

К сожалению, более поздние зарубежные исследователи истории шашек почему-то редко вспоминают об этом капитальном труде русского историка.

В вышедшей в 1966 году книге голландского историка Круйсвийка вопрос о происхождении шашек рассматривается только на основе лингвистических данных. При этом широко используется работа английского историка Н. Т. К. Меррея, который с помощью филологов создал свою собственную теорию происхождения шашек (Меррей. История игр на досках, за исключением шахмат. Оксфорд, 1952).

Рассказывая о разных формах игры алькерк - предшественницы нынешней формы шашек, Круйсвийк - видимо, вслед за Мерреем - ссылается на сообщение о туркестанских шашках в русском журнале "Шахматное обозрение" (июль, 1893).

Поскольку солидное исследование Саргина давно уже стало раритетом, то читатели могут ознакомиться с основными его положениями, обратясь к удачной книге А. И. Куличихина "История развития русских шашек" (М.: ФиС, 1982).

Знатоков истории игры наверняка заинтересует также сообщение о том, что сохранилась небольшая тетрадка с рукописью статьи Д. Саргина "Historia damilucu". Ее сумел разыскать московский историк шашек В. Пименов.

На первом листе тетради обозначено: "§ 1. О названиях этой игры". Далее Саргин исследует вопрос названия шашечной игры в Древнем Риме и доказывает, что словом "latrunculi" и называлась игра шашечного типа. Всего же в этой тетрадке оказалось 16 страниц, испещренных мелким и аккуратным почерком автора. Материалы этой рукописи впоследствии вошли в его книгу "Древность игр в шашки и шахматы".

* * *

После многолетней работы над книгой, потребовавшей неимоверного напряжения духовных и физических сил, и без того слабое здоровье Саргина резко пошатнулось.

Его жизнь оборвалась весной 1921 года.

Свое мировоззрение, понимание истории Саргин сумел передать детям. Его сыновья с первых лет установления Советской власти стали работать в учреждениях: один - в коммунальном хозяйстве, другой, врач,- в органах здравоохранения, третий - в редакции газеты "Известия" (Петр Давыдович Саргин являлся старейшим сотрудником "Известий"), а племянник, Сергей Павлович Бобров, был известным филологом, переводчиком, ему также принадлежат несколько сборников стихов.

Завершая очерк о Давыде Ивановиче Саргине, хотелось бы отметить, что его творческая судьба в целом сложилась удачно. Почти все задуманное им было выполнено. И, оценивая его наследие и дела, можно вслед за философом повторить: "Во всем сквозит высокая душа, которая прислушивается не к гулу похвал, а к голосу собственной совести, ищущей награды за верный поступок не в людских толках, а в самом поступке".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://table-games.ru/ "Table-Games.ru: Настольные игры"